Техника - молодёжи 1987-11, страница 20

Техника - молодёжи 1987-11, страница 20

ческая промышленность (см. «ТМ» № 8 за 1987 г.), вырабатывающая медицинские препараты, средства защиты растений, кормовые дрожжи и белки, очищающая промышленные отходы, производящая экологически чистое топливо — водород. Мы знали, что генетика рано или поздно станет основой селекции, но такого взрыва, который произошел за последние два десятилетия, не ожидал, наверное, никто.

Но годы гонения на генетику не прошли бесследно. Прошлое сказывается сегодня. Несмотря на успехи, о которых я говорил, советская генетика заметно отстает от мирового уровня. В основном это касается исследований, требующих больших капиталовложений в оборудование и наличия современных реактивов. В чем же причины?

В первую очередь, на мой взгляд, сказывается отсутствие реальной координации исследований. Институты работают обособленно, нет комплексных программ, и, как следствие, силы не концентрируются по главным направлениям. Основные кадры сосредоточены в центральных учреждениях Москвы, Ленинграда, в Минске, Кишиневе, Киеве, в целом же по стране квалифицированных специалистов явно не хватает. И в первую очередь в учреждениях Агропро-ма, Минздрава СССР. Я уже не говорю о мелкотемье и дублировании зарубежных работ. Слаба и материальная база. Не изменив серьезно стиль работы, нельзя выйти, как когда-то, на самые передовые рубежи мировой науки.

* Всегда считал и считаю, что науки, изучающие жизнь,— биология, генетика — наиболее еловые. Познание всег-, да трудно, сложно и интересно, и, уверен, что сколько ни суждено существовать человечеству, столько и будет оно стремиться проникнуть в глубины неизведанного.

Г. Стент в книге «Молекулярная генетика» пишет, что мозг человека обладает такой же величайшей сложностью, что и сама Вселенная. И что процесс зарождения человеческой мысли нам не суждено понять никогда. Я, признаться, придерживаюсь того же мнения, однако это совершенно не означает, что не нужно стремиться узнать за свою жизнь как можно больше.

* Профессия наша, пожалуй, как и всякая другая, при честном, творческом отношении к делу вырабатывает самые лучшие стороны человеческого характера. Я имею в виду благородство, серьезность в подходе к любому делу, увлеченность. То есть мне кажется, что наша профессия в смысле формирования личности очень похожа на многие другие. Но, повторяю, при настоящей увлеченности и творческом отношении к ней.

* Мне кажется, что всякие опасения насчет засилья компьютеров в производстве, науке, повседневной жизни совершенно напрасны. ЭВМ никогда не повредят всестороннему развитию личности. Точно так же, как никогда никакой, даже самый лучший и сложный ком

пьютер не заменит человеческого разума. Компьютер — это, так сказать, машинная помощь нашему мозгу, и, если ею разумно пользоваться, останется больше времени для настоящего творческого поиска.

Ничего плохого не вижу и в применении ЭВМ для обучения, хотя кое-кто и боится, что школьники, скажем, напрочь забудут математику. Но не надо забывать, что ученик сам должен задавать компьютеру задачи. А вот здесь как раз и понадобятся глубокие знания, начитанность, память. Так что компьютеризация не сулит нерадивым никаких поблажек.

Если же говорить о роли вычислительной техники в генетике, то дела обстоят так. Сейчас в Академии наук готовятся прогнозы до 2000 года по разным отраслям знаний. В прогнозе Отделения общей биологии компьютеризации посвящена отдельная глава. Вычислительная техника резко сократит механическую рутинную работу, позволит получать более точные результаты и решать такие задачи, которые раньше нам просто были не по плечу.

В этом смысле полезно присмотреться к зарубежному опыту. Там внедрение компьютерных методов происходит очень быстро и эффективно. Академические центры, институты, государственные службы ассигнуют крупные суммы на создание объемных банков данных, организацию исследовательских и учебных центров, национальных компьютерных сетей. В нашей же стране компьютеризация в области биологии и генетики происходит пока в рамках создания Всесоюзного банка структур биополимеров, развития компьютерных методов теоретических исследований. Масштаб этих работа настоятельно требует ускорения, иначе мы еще больше отстанем.

В ближайшие 15 лет следует обязательно развить и пополнить банки данных генетического, селекционного и других профилей, накопить комплексную информацию по таким исследовательским объектам чрезвычайной важности, как муха-дрозофила, дрожжи, ну и, конечно, все о человеческом организме. Нужен своеобразный компьютерный сервис, резко увеличивающий отдачу научного труда. Машина должна взять на себя построение графиков, картирование, автоматизацию и планирование эксперимента, статистическую обработку и многое, многое другое, что сегодня у ученого отнимает уйму времени.

А возьмите такое направление, как создание комплексов и пакетов исследовательских программ, теоретические работы по разным направлениям генетики, доступные исследователям-теоретикам... Бескрайний объем работы, которую просто необходимо возложить на плечи электронных помощников!

Уверен, давно пора организовать в ведущих генетических институтах информационно-вычислительные комплексы. Большие компьютеры должны использоваться для изучения крупных серий цифровых материалов, накопленных при

регулярных исследованиях больших групп животных, растений, микроорганизмов и человека. МикроЭВМ и микрокалькуляторы тоже могут помочь в поиске и проверке новых методов.

* Творческий потенциал у человека сохраняется довольно долго. Скажем, И. П. Павлов начал заниматься высшей нервной деятельностью только в 45 лет, а до этого увлекался другими проблемами. Тем не менее, это все же исключение, а особенно плодотворным в творческом смысле считается именно молодой возраст. Вот почему так важно мобилизовать весь потенциал пришедшей в науку молодежи. Особенно это касается генетиков. Дело в том, что проблема подготовки кадров для нашей науки до сих пор остается острой. Даже ведущие академические учреждения испытывают недостаток квалифицированных специалистов. Что уж говорить о рядовых учреждениях. Именно исследовательская работа в них часто ведется кустарно, без знаний и учета современных достижений и методов генетики.

Почему же сложилось такое положение? Произошло это, конечно же, не случайно. Во времена лысенковщины преподавание биологии у нас было извращено. Ну а в вузах генетика с 1948 по 1964 год и вовсе не изучалась, на нее наклеили ярлык буржуазной лженауки. Именно поэтому выросшее в тот период поколение биологов, селекционеров, медиков не знает по-настоящему генетики, которая служит фундаментом всего биологического образования.

Нельзя сбрасывать со счетов и такой факт, что представители ушедшего со сцены поколения во многих случаях до сих пор продолжают влиять на политику подготовки специалистов в области биологии, сельского хозяйства, медицины, хотя официально, казалось бы, генетика давно и всеми признана...

Несмотря на то, что двадцать с лишним лет назад преподавание науки о наследственности возобновилось и в школах, и в вузах, проблема подготовки кадров по большому счету так и не решена. Дело в том, что настоящая, глубокая специализация ведется лишь в немногих университетах страны. В сельскохозяйственных же и медицинских вузах генетика сплошь и рядом преподается на низком уровне, а то и вовсе отсутствует в учебных программах. Во многих наших вузах не хватает опытных преподавателей генетики. Нередко лекции читают случайные люди, не имеющие должной подготовки. Сами же программы по генетике, как мне кажется, сильно устарели, на ее изучение отводится недостаточно времени; лекции не подкрепляются практикумами. Учебных пособий по генетике и селекции издается все еще мало.

Когда задумываешься над всем этим, создается впечатление, будто какие-то скрытые силы до сих пор не хотят мириться с тем, что с генетики давно сняты все надуманные в свое время обвинения в буржуазности и лженаучности. А ведь в развитых капиталистических странах подготовке генетиков уделяется серьез

18

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?