Техника - молодёжи 1988-07, страница 27

Техника - молодёжи 1988-07, страница 27

ВИТЯЗЬ НАУКИ

Это было три десятилетия назад, «А. И. Воейков», советский корабль — разведчик погоды, совершал свой самый первый рейс. Мы вышли через пролив Сарангани в Тихий океан и повернули по меридиану на север, в сторону родных берегов, когда получили радиограмму: «Ложусь курсом на вас. Сообщите свое место. Сергеев».

Сергеев был капитаном «Витязя», флагмана научно-исследовательского флота АН СССР. Этот корабль уже десять лет бороздил Тихий и Индийский океаны. Он стал так же знаменит, как «Витязь» адмирала С. О. Макарова. Именем нашего, советского «Витязя» уже были названы открытые в ходе экспедиций по Тихому океану глубоководный желоб, подводная гора и хребет. «Витязю» принадлежала честь открытия максимальной глубины Мирового океана — 11 022 м в Марианском желобе. Корабль науки особенно прославился именно изучением рельефа дна Мирового океана: шесть глубоководных желобов в Тихом океане и столько же в Индийском, более сорока подводных гор были открыты и нанесены на карту участниками рейсов. Благодаря этим экспедициям стала совершенно по-новому выглядеть карта океанического дна.

И вот теперь у нас должно состояться, как говорят моряки, «рандеву» в океане. С нашего борта полетела ответная радиограмма: «Встретимся на 6°50' северной широты и 127° восточной долготы». (Так сказать, «под часами на Арбате».)

Почти через неделю на ультрамариновой сини океана показался белоснежный теплоход. Он вырвался из плена мощного тайфуна «Шарлотта» и точно вышел в место встречи. Суда легли в дрейф. И теперь, без помощи морзянки, голосом, через рупор, капитаны договорились об обмене гостями.

К нам прибыла шлюпка во главе с руководителем экспедиции чле-ном-корреспондентом АН СССР В. Г. Богоровым, кстати, одним из инициаторов создания этого плавучего института.

Он совершил на «Витязе» шесть экспедиций (именем ученого назван подводный хребет в Тихом

океане, научно-исследовательское судно АН СССР).

И наша шлюпка пошла на «Витязь».

На его главной палубе было тесновато от приборов и оборудования. Вот рабочее место геологов. Лебедка, рядом вырез в фальшборте, с которого спускались на 11 км дночерпатели. Даже с такой глубины принесли они живые организмы, перевернув представление ученых о возможности жизни на сверхглубинах при сверхдавлениях. В носовой части хозяйство гидрологов и гидрохимиков — здесь тоже лебедки, стойки с рядами батометров — аппаратов для получения проб воды. Прямо на палубе были закреплены тралы — донный и пелагический (для сбора планктона), коническая донная сеть — диаметр кольца около 5 м.

За время короткого посещения мы так и не успели ознакомиться со всеми лабораториями. Эта, насколько я помню, 28-я экспедиция только начинала свою работу. Но в лаборатории ихтиологов уже были колбы и стеклянные емкости с заспиртованными диковинными глубоководными рыбами, у геологов лежали на столах пробы грунта с 8-километровой глубины, в планктонной лаборатории можно было через микроскоп увидеть, как населена каждая капля океанской воды.

Хоть и достаточно велик «Витязь» — длина 109 м, водоизмещение 5710 т — и на всех его четырех палубах (включая шлюпочную) около ста помещений, все же с учетом четырнадцати лабораторий, хранилищ коллекций и проб, служебных кают, кают-компании, столовой, библиотеки, персональных кают для судоводителей и руководства экспедиции с трудом представлялось, как умещаются все 66 членов команды и 77 научных работников... Однако что такое теснота по сравнению с уникальностью, оригинальностью, новизной работ в каждой экспедиции!

(Тут следует вернуться к прошлому судна, когда оно еще называлось «Марс». Построенное в 1939 году в Германии, оно предназначалось для грузо-пассажир-ских перевозок. Помимо помещений для 38 человек команды, там имелось еще 12 пассажирских мест.

Дальность плавания без дозаправки горючим у него была 6000 миль. Переоборудование суд

на было произведено в 1947— 1948 годах в Висмаре, Ленинграде, Риге, Одессе и Владивостоке. Его среднюю надстройку удлинили на 11 м, бывшие грузовые твиндеки трех трюмов переделали в каюты, служебные помещения. В реконструкции судна, в создании приборов и лабораторий участвовало более десятка заводов, исследовательских институтов и КБ. Автономность плавания была повышена до 18 500 миль. Оснащение лабораторий по своему качеству, универсальности отвечало самым высоким требованиям.

И бывший «грузовик» «Марс» назвали «Витязь», в честь того, первого парусного «Витязя», на котором плавал Н. Миклухо-Маклай, в честь «Витязя» адмирала С. О. Макарова.)

...Недолго продолжалось «рандеву» двух экспедиционных судов. Вот возвратились домой шлюпки. Раздались прощальные гудки. И разошлись в океане суда. Мы двинулись к северу, навстречу очередному тайфуну, окрещенному «Дина», беспощадно трепавшему «Воейков» шесть суток, а «Витязь» отправился на юг, к экватору, к островам — зеленым, кокосовым, к новым открытиям.

Двадцать лет «Витязь» был флагманом. Более 800 тыс. миль у него за кормой!.. Но и у судов наступает старость. В 1967 году «Академик Курчатов» стал флагманом флота Академии наук. А на сороковом году жизни «Витязь» в последний раз пришвартовался в порту Калининграда. Теперь он и свое имя передал новому, четвертому «Витязю». Но слава корабля по наследству не передается Слава завоевывается всякий раз в борьбе за новые знания, в борьбе со стихией. И это еще предстоит преемнику знаменитого корабля науки. А наш «Витязь», к сожалению, стоит у дальней стенки в порту Калининграда: просто отработавший свое «пенсионер», опустевший, холодный, ветшающий. Но нельзя допустить его тихой кончины. «Витязь» должен остаться не только в памяти, в фотографиях, в тысячах строк, а жить активно — как памятник науке, мужеству моряков. Почти десять лет моряки, ученые, журналисты ведут борьбу за то, чтобы обновился, снова возродился белоснежный корабль. И мы присоединяем свой голос: «Витязь» должен жить».

С. СЛАВИН

25

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?