Техника - молодёжи 1989-04, страница 5

Техника - молодёжи 1989-04, страница 5

С третьей попытки?

Ренат ЯНБУХТИН,

наш спец корр.

Стажера, завлаба и замдиректора разделяли и возраст, и должностное положение, и сами подходы к освоению нового материала — термоэластопластов. Один пытался внедрить изделие, другой — технологию, третий —...Впрочем, вге по порядку. Итак:

Подход I: Ручка для велосипеда

В научно-исследовательский институт резиновой промышленности (НИИРГ1) Юра попал по вузовскому распределению. Вскоре после прихода в лабораторию ему дали задание: изучить возможность замены резины новым материалом и разработать оснастку для конкретных изделий. Звучит громко. Почти как определение перспектив развития резиновой промышленности. Но масштаб задания впечатлял только в тематических планах лаборатории. На деле стажеру предстояло лишь собрать и проверить информацию о том, с чем незадолго до этого компания «Шелл» вышла на рынок Речь шла о термо-эластопластах (ТЭП), синтезированных Майклом Шварцем в 1956 году и запатентованных специалистами «Шелл» в 1962 году. Шварц соединил эластомерные (бутадиеновые) и полимерные (стирольные) молекулы в одном материале.

Читателям, далеким от химии, поясню. Эластомеры, основа резин, способны к многократному растяжению. Но, прошитые для прочности серными «мостиками» при вулканизации, не поддаются переработке. Полимеры же, основа пластмасс, обладают высокой прочностью и термопластичностью. Однако при обычной температуре не растягиваются.

Новый материал, собранный из чередующихся эластомерных и полимерных блоков, как здание из кирпичей, в зависимости от ситуации проявляет те или иные свойства «родителей». При обычных температурах ведет себя как резина, а стоит нагреть — течет, как термопласт. Упрощается технология — не нужны энергоемкие вулканизаторы. Становится экологичнее — ни сажи, ни серы, ни высокого газовыделения. Наконец, экономичнее: отходы, обрезки, испорченные детали — все идет в дело. Даже трехкратно переработанный материал не изменяет свойств. «С отходами резины так не расправишься,— думал Юра, листая зарубежные публикации.— И режут ее в мелкую крошку, и сжигают, а оиа в конце концов сажей осядет на подоконниках».

Реферативный обзор, подготовленный стажером, коллеги обсудили на институтском семинаре. Докладчика похвалили, в новый материал поверили. Но, узнав, что бутадиен-стирольные термо-эластопласты размягчаются при 60— 70°, разочаровались.

В любом новом материале есть качества, которые отличают его от старого. И чем больше их, тем, казалось бы, шире рамки для внедрения. Но это верно только в том случае, когда «новое» плюсуется к «старому», не отменяя, а дополняя его. К примеру, такой же эластичный, как резина, и технологичнее Такой же прочный, как сталь, и легче. Такой же доступный, как нефть, и энергоиасыщеннее.

В жизни все иначе: титан легче стали, ио дороже; уран энергоемче нефти, но опаснее. Ну что ж, значит, надо выбирать — новое качественное состояние требует новых критериев оценки.

И опять практика внесла свою поправку. Составленные десятилетия назад ГОСТы однозначно требуют: любое резинотехническое изделие должно выдерживать нагрев до 100 °С. Почему любое' Стажер не знал. И умудренные опытом коллеги не знали. Впрочем, особой нужды в объяснении причин тогда не испытывали — достаточно было запрета, чтобы перекрыть дорогу к внедрению. Против ГОСТа можно бороться, а можно было найти обходный путь. Не зря говорится: кто ищет — тот находит. Руководитель темы посоветовал стажеру заменить дефицитную резину хотя бы в ручках велосипедов. Мол, им нагрев больше 36,6 "С все равно не грозит.

Задание не бог весть какое — стажер с ним справился. И ничего хорошего из этого не вышло: из-за высокой стоимости сырья ручки получились в 5 раз дороже резиновых. Правда, по расчетам выходило — при крупномасштабном производстве сырье заметно подешевеет. Но сначала надо было наладить его выпуск, потратить несколько миллионов рублей на разработку оборудования, а уж затем приступить к выпуску ручек Здравый смысл, основанный иа старых критериях, восставал против такой логики, рассчитанной на дальнюю перспективу. Уточню — здравый смысл чиновников, стремящихся решать только сиюминутные, подотчетные проблемы. Ну а что же специалисты — они-то ведь понимали ценность новинки? Не надо забывать, что события происходили в начале 70 х, — никто не рискнул брать иа себя роль борца.

В науке, говорят, и отрицательный результат помогает движению вперед. В экономике ои оборачивается застоем. А в жизни?.. Падая и вставая, ты растешь. Но в институте не нашлось

желающих падать К проблеме внедрения термоэластопластов здесь подошли просто — их «закрыли».

Подход 2: Как «тянуть» резину?

Заведующий лабораторией клиновидных ремней Городничев избрал другой путь—решил внедрять технологию, а не единичное изделие. Через десять лет после стажера он взялся преодолеть «резиновый консерватизм». На то у него были свои обстоятельства.

Ведь нехватка резино-кордовых ремней в стране перевалила предел, до которого производственника еще греет надежда: ну ладно, сорвались поставки сейчас, нефтехимики наверстают упущенное в будущем. Эти передаточные ремни, как и черная икра, исчезли с горизонта снабженцев, перекочевав в перечни фондированной продукции. Ни за коньяк, ни за шоколадный набор заводской снабженец не мог достать нужную продукцию.

Миннефтехимпром неоднократно поминался в совминовских постанов тениях, критиковался в центральной прессе. В свою очередь, штаб отрасли требовал от НИИРПа принципиального ответа: как изменить ситуацию?

Основные мощности резинотехнических предприятий закладывались в 50 х годах. К середине 70 х на каждый квадратный метр заводской площади успели втисиуть оборудования вдвое больше, чем проектировалось,— возможности количественного роста оказались исчерпанными. Вдобавок обострились транспортные, экологические, кадровые проблемы. В министерстве стали задумываться о росте качественном — внедрении новых технологий, материалов. Особенно в производстве ременных передач. Отвечать на эти вопросы предстояло Городничеву. Тогда он и вспомнил о термоэластопластах.

Первый же теоретический расчет поставил запрет посерьезнее устаревшего ГОСТа. Согласно формуле Эйлера, знакомой каждому механику, ремень из термоэластопласта не мог работать в принципе. У него слишком низкий коэффициент трения — ремень на шкивах должен пробуксовывать.

Сотрудники лаборатории наверняка отступились бы от своей затеи, но тут в зарубежной печати появились сообщения об аналогичных поисках. Воспрянув духом, оии стали эмпирическим путем подбирать материалы. Остановились на полиуретановом термоэласто-пласте «Витур», который годом раньше разработали и внедрили специалисты владимирского НПО «Полимерсинтез» из Минхимпрома. Ремни из «Витура» вращали шкивы вопреки Эйлеру.

Нет, ученые НИИРПа не открыли новую главу в теории. Все объяснялось

3

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?