Техника - молодёжи 1989-08, страница 53

Техника - молодёжи 1989-08, страница 53

Он видел перед собой двух бредущих сквозь снег н ветер людей; одни, в рваных шкурах, дрожал, и губы у него посинели от холода, зато другой был совсем голый.

— Ха, хоуф! — сказал ои изумленно. Ои был высокий, худой, как скелет, сутулый, бородатый, а темные глаза его были глазами дикаря.— Ха, вы же умрете от холода,— продолжал он иа диалекте ольгьо

— Наша лодка затонула, и нам пришлось добираться до берега вплавь,— мигом нашелся Яхан.— Нет ли у тебя дома с очагом, охотник за пеллиунами?

— Вы плыли с юга? — спросил тот настороженно.

— Да,— ответил Яхаи, неопределенно махнул рукой,— плыли к вам за шкурами пеллиунов, но все, что мы везли для обмена, потонуло вместе с лодкой

— Хаих, хаих,— по-прежнему настороженно сказал человек, однако великодушие в ием пересилило.— Пойдемте, у меня есть очаг и пища,— и он нырнул в редкий, порывистый снегопад.

Они заспешили за ним, и вскоре он привел Роканнона и Яхаиа к своей хижиие, прилепившейся к лесистому склону иа полпути между гребнем хребта и водами залива. И внутри и снаружи хижина была такая же, как зимние хижииы ольгьо в лесах и иа холмах Ангьеиа, и Яхан, присев перед очагом, облегченно вздохнул — у него было чувство, будто ои оказался вдруг у себя дома Это развеяло опасения хозяина лучше, чем их могли бы развеять любые подробные объяснения.

— Разожги огоиь, юноша,— сказал ои Яхану, а Роканно-иу дал домотканый плащ, чтобы тот в него закутался.

С себя плащ он сбросил и поставил разогреваться на тлеющие угли очага глиняный горшок с мясной похлебкой и, присев, как и его гости, на корточки, дружелюбно посмотрел сначала на одного, а потом иа другого.

— В это время года,— заговорил он,— всегда идет снег, скоро пойдет еще сильнее. Места для вас хватит, мы тут втроем зимуем Другие двое вернутся скоро — вечером или завтра; наверно, буря застала их иа гребие хребта, где оии охотились; там оии ее и пережидают. Ведь мы охотники за пеллиуиами —ты, наверно, и так уже понял это по моим дудкам, а, юноша?

И, погладив рукой тяжелую деревянную свирель, висевшую у него на поясе, ои широко улыбнулся. Лицо у него было свирепое и в то же время глуповатое, ио чувствовалось, что ои искренне гостеприимен Он досыта накормил нх похлебкой, а когда стало совсем темно, сказал, чтобы они укладывались спать. Упрашивать их не пришлось, оба тут же закутались в вонючие шкуры в углу и уснули сном младенца.

Когда Яхаи проснулся утром, сиег шел по-прежнему и груит стал белым и ровным. Товарищей их хозяина все еще ие было.

— Должно быть, заночевали в деревне Тимаш,— сказал хозяин,— по ту сторону хребта. Придут, когда прояснится Вы из каких мест? Ты, юноша, говоришь, как мы, но твой дядя — по другому.

Яхан бросил извиняющийся взгляд иа Роканноиа, который крепко спал, не подозревая, что у него вдруг появился племянник, и ответил:

— О, ои из Глухих Мест, там говорят по-другому. Как бы нам найти кого-нибудь, у кого есть лодка, кто перевез бы нас иа ту сторону залива?

— На южиый берег?

— Ведь теперь, когда весь наш товар пропал, мы нищие И нам лучше вернуться домой.

— Дальше по берегу есть лодка Когда бураи кончится, мы сможем туда пойти. Сказать честно, юноша, у меня кровь стынет в жилах, когда ты говоришь так спокойно, что вы отправитесь на юг. Между заливом и высокими горами, я слышал, ие живет ни души — если не считать Тех, О Ком Не Говорят. Но все это россказни, кто может знать точно хотя бы о том, что там есть горы? Сам я бывал на южном берегу — похвалиться этим могут немногие. Охотился. Пеллиунов там у воды великое множество. Но деревень нет. Людей нет Ни одного. И на ночь бы я там не остался

— Мы пойдем по южному берегу на восток, только и

всего,— сказал Яхан с напускным спокойствием, хотя выражение лица выдавало его озабоченность: ведь каждый новый вопрос, заданный хозяином, заставлял дополнять уже сказанное все новыми и новыми выдуманными подробности ми.

Однако он тут же убедился в том, что был прав, когда с самого начала решил скрыть от Пиаи (так звали их хозяина) истину.

— Но хоть, по крайней мере, вы приплыли не с севера,— продолжал говорить тот, одновременно оттачивая на камне длинный иож с расширяющимся посредине лезвием.— На юге, по ту сторону залива, не увидишь ни одного человека, а за морем, иа севере — только несчастные в рабстве у жел тоголовых У вас о них слышали? В стране на севере живет породй' людей с желтыми волосами. Правда. И говорят, будто дома у них высокие, как деревья, а ходят оии с блестя щимн мечами и летают на крылатых конях! Ну, уж в это я поверю только, когда увижу своими глазами. На берегу моря за шкуру крылатого коня платят очень хорошо, но на коней этих даже охотиться опасно, так разве может кто-нибудь на них лететь? Нельзя верить всему, что болтают люди. Я только одно скажу: добывая шкуры пеллиунов, я живу совсем неплохо. Умею приманивать даже тех, кто от меня в целом дне полета. Вот, послушай!

Он поднес свирель к губам. Сперва еле слышный, зазвучал прерывистый стон, ои набирал силу и менялся, пульсировал и умолкал и наконец стал протяжной мелодией, время от времени переходящей в крик зверя. По спине у Роканнона поползли мурашки: этот крик он уже ие раз слышал в лесах Халлаиа. Яхан, который, несмотря на молодость, знал и умел все, что должен знать и уметь охотник, заулыбался и азартно воскликнул, будто он иа охоте и видит зверя:

— Играй! Играй! Вон, он уже взлетает!

Остаток дня Яхан и Пиаи провели, наперебой рассказывая друг другу охотничьи истории, ветер стих, но снег по-прежнему шел.

К рассвету следующего дня небо очистилось. Казалось, будто продолжается холодное время года: иа покрытые снегом холмы в красно-белом сняиии дневного светила больно было смотреть. Незадолго до полудня появились два охотника, про которых говорил Пиаи; они принесли несколько пеллиуньих шкур с мягким серым мехом. Рослые, с густыми черными бровями, как все эти южные ольгьо, оба охотника оказались еще менее цивилизованными, чем даже Пнан, шарахались от Роканнона и Яхаиа как дикие зверн н только поглядывали иа них искоса.

— Онн называют моих сородичей рабами,— сказал Яхан Роканноиу, улучив минуту, когда они остались в хнжине одни.— Но лучше служить людям и самому быть человеком, чем, как онн, будучи зверем, охотиться на зверей.

Роканнон поднял предостерегающе руку: вошел, не произнося ни слова, один из товарищей Пиаи.

— Пойдем,— прошептал Роканион на диалекте ольгьо

Он жалел, что онн не ушлн до прихода двух охотников,

и Яхану тоже было не по себе.

Вошел Пиаи, и Яхан сказал ему:

— Мы пойдем по суше; хорошая погода должна продержаться, пока мы будем огибать залив. Не приюти нас ты, нам бы никогда ие пережить эти две холодные ночи. И мне бы никогда не услышать, чтобы кто-то подражал так пению пеллиуиа Пусть всегда в охоте тебе сопутствует удача!

Однако Пнаи стоял неподвижно н безмолвствовал. Потом плюиул в огонь, повращал глазами и заговорил отрывисто

— Решилн обогнуть залив? Вы же хотели переправиться на лодке. Лодка есть. Мы вас на ней перевезем.

— Сбережет вам шесть дней пути,— вступил в разговор Кармнк, тот нз двоих товарищей Пиаи, который был поменьше ростом.

— Да, шесть дней,— подхватил Пнаи.— Лучше мы вас переправим иа лодке. Можем прямо сейчас пойти.

— Ладно,— сказал Яхан, взглянув на Роканнона, отказываться было опасно.

— Тогда пошли,— проворчал Пнаи

Им не предложили даже провизии на дорогу, н отпра

4'

51

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Немногие умеют ходить по лесу

Близкие к этой страницы
Понравилось?