Техника - молодёжи 1989-09, страница 6

Техника - молодёжи 1989-09, страница 6

тист и ажурное чугунное кружево, юперничество казенных и акцио 1ых заводов шло по нарастаю-причем именно последние рис-1и больше. Кроме своей сметки -терства, промышленникам не го было надеяться при плохих рогах и конкурентном засилье щостранцев на юге России.

По данным Владимира Ефимовича Грум-Гржимайло — члена-корреспондента АН СССР,— всесторонне знавшего проблемы Урала, прирост производства в крае с 1900 по 1916 год составил более 2% в год. Это немало, ведь за весь период индустриального развития в годы Советской власти подобная средняя цифра составила 2,8% — но это показатель количества, а не качества...

Сегодня страна выплавляет около 150 млн. тонн металла в год, из них треть — на Урале. Но своей руды на такой объем уже не хватает, и половину ее везут из месторождений, удаленных от 500 до 2000 км. А редкоземельные присадки, без которых при нынешней технологии плавки не получить качественных сталей и чугуна, порой совер-1ают путь через половину земного шара.

Долгое время мы били в литавры: наращивание «коксового вала» — сначала в мартенах, потом конвертерах, наконец электропечах — увеличило выплавку с 1 млн. т в 1917 году до 50 млн. т в 1986 году, что даже не грезилось в самых оптимистических прогнозах начала столетия. Грум-Гржимайло, разрабатывая в годы гражданской войны техническую и социальную политику возрождения края, как индустриального стержня страны, рассчитывал на вдесятеро меньшую массу, говоря при этом: «Чистота уральских руд оказывается столь ценным качеством, что засорять железо плавкой на коксе является государственным преступлением...»

О том, что с качеством уральского металла (кроме оборонного) дело обстоит, мягко говоря, неважно, свидетельствуют, во-первых, данные об отходах в самом металлургическом производстве: треть его (об этом писалось в газете «Правда») идет в угар и обрезы, совершая вечный круговорот в плави-льно-литейном цикле, не выходя за ворота заводов. Во-вторых, срок жизни нашего металла — в среднем 18 лет, а непосредственно в машиностроении и того меньше. Поэтому объемы ремонтного металла

гоже достигают трети всей выплавки. Но бывает еще хуже: при приемке железнодорожных рельсов в Нижнем Тагиле годной оказывается лишь пятая часть.

Таким образом, значительную часть мощностей металлургии используют впустую, бесцельно гоня плановый вал, гробя природу и не заботясь об эксплуатационных качествах металла в изделиях. Этот же вал попутно уничтожил сложившийся уклад малых заводских поселков и городов Урала, как сочетание фабричного и сельского быта, с самообеспечением продовольствием. Обезлюдели поселки, затоплены водохранилищами ГЭС десятки старых заводов Прикамья, напрочь забыто наследие высокого качества древесноугольной металлургии — былой гордости уральцев

Грум-Гржимайло писал в 1925 году: «Древесноугольный чистый металл — есть драгоценный, единственный материал в машиностроении. Наши многочисленные поломки машин и всяких устройств происходят только потому, что мы не отдаем себе отчета и ясного представления в его ценности и неосмотрительно заменяем его коксовым с ярко выраженной ликвацией. Древесный уголь — это действительно друг русского народа. Корпуса старых судов, плавающих лет по сорок, находятся в исправном состоянии, несравненно лучшем, чем корпуса более новых.

Ясно почему. Раньше было кричное демидовское, пудлинговое или литое воткинское, мотовилихин-ское или сормовское... А теперь — из-за коксового железа... Особенно важно ржавление обсадных труб, водо- и нефтепроводов, парового и водного отопления. Важно оно и в железнодорожных мостах и клепаных гражданских сооружениях... Будущий Урал должен учесть все возможности, которые дает ему чистота его чугуна и металла, должен научиться сам и поучить русский народ их использовать и ценить, как особое благо, данное ему природой. Иначе рост поломок при ухудшении качества железа относительно серы, фосфора и мышьяка неизбежен...»

Было бы сегодня одинаково наивным отбросить предупреждения старого металлурга о росте аварий вследствие понижения качества уральского металла, равно как и отвергнуть неизбежность того пути, по которому в 30-е годы все-таки

пошли уральцы, стремясь быстрее поднять тоннаж стали на коксе Однако еще в послевоенные годы для целей особо ответственных уральцы сохраняли древесную плавку чугуна на старых заводах, да и сегодня в Сатке идет реконструкция старинных процессов выпуска металла для тюбингов метро: иного способа получения надежных отливок пока не найдено.

Как инженер, в течение десятилетия исследовал я сохранность старых железных цехов на Урале, выяснил глубокую правоту Грум-Гржимайло: более века работают такие здания, на их реконструкцию не затрачено и 5% ремонтного металла — наглядный урок, как мало мы умеем ценить те блага, которые нам дала природа.

Но массового возврата к древесной металлургии, видимо, ждать трудно. Даже Швеция, на мудрый пример которой ссылался Грум-Гржимайло, все больше внедряет в отрасль электропечи, плазменный и вакуумный переплав, неуклонно повышая качество каждого килограмма стали. Резко уменьшили выплавку в США и Японии, увеличив срок службы металла, снизив количество отходов и выбросов при его производстве. Уральцы же лишь ускоряют разливки и повышают быстроту плавок путем агрегатов непрерывной разливки и конвертеров. Для электропечей не хватает энергии — это служит причиной начала строительства АЭС, против которых главные битвы, видимо, еще впереди. Так образовался порочный круг — следствие волевых решений 30-х годов, военного периода и долгого застоя, когда даже лучшие идеи повышения качества стали не реализовывались.

Но речь идет даже не о постоянно снижающемся качестве металла, который стал причиной (весьма возможной, но об этом ниже) страшной локальной трагедии на перегоне Челябинск — Уфа. Речь идет шире — о чудовищной потере культуры бытия целого региона, всегда связанного с землей и заводом, семьей и домом.

Волюнтаризм сталинщины всех сделал поденщиками — от бывших мастеровых до служащих, от хранителей секрета булата до создателей первых плазменных печей. Что говорить, если и женщины попали в его страшный железный круговорот. На Урале они занимают «равноправное» место в литейных и куз

5

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?