Техника - молодёжи 1990-01, страница 59

Техника - молодёжи 1990-01, страница 59

19. А. Кларк. 2010: Одиссея-2

Когда Флойд приникал к окуляру, ему казалось, что можно протянуть руку и дотронуться до этой гладкой эбеновой поверхности — как тогда, на Луне. В тот раз он коснулся ее перчаткой скафандра. Незащищенной рукой — гораздо позднее, когда монолит из Тихо поместили под непроницаемый купол.

Впрочем, скорее всего Флойд никогда не прикасался к ЛМА-1 по-настоящему. Просто кончики пальцев наталкивались на невидимую преграду: чем сильнее он нажимал, тем больше возрастало сопротивление. Любопытно, как поведет с£бя «Большой Брат».

Но до решающего сближения нужно было провести все мыслимые дистанционные эксперименты и доложить на , Землю об их результатах. Космонавты ощущали себя саперами, работающими с бомбой неизвестной конструкции, которая может взорваться при малейшем неверном движении. Нельзя было исключить, что самое осторожное прощупывание радаром вызовет катастрофические последствия.

Первые сутки они лишь наблюдали — с помощью телескопов и датчиков, чувствительных к электромагнитным волнам самой различной длины. Василий Орлов замерил черный параллелепипед и подтвердил — с точностью до шестого знака знаменитое состояние 1:4:9. Формой «Большой Брат» повторял ЛМА-1, но его длина превышала 2 км, и он был ровно в 718 раз больше своего «младшего родственника».

Так возникла новая математическая головоломка. Споры о соотношении 1:4:9 отношении квадратов трех первых целых простых чисел — шли уже на протяжении нескольких лет. Ясно было, что это никак не случайное совпадение; теперь к трем числам прибавилось еще одно, с которым можно было сразиться.

На Земле специалисты по статистике и математической физике радостно бросились к своим компьютерам, пытаясь найти его связь с фундаментальными мировыми константами скоростью света, постоянной тонкой структуры, соотношением масс протона и электрона. К ним вскоре подсоединилось бравое воинство астрологов и мистиков, включивших в список констант высоту пирамиды Хеопса, диаметр Стоунхенджа, азимуты линий Наска, широту острова Пасхи и уйму других величин, из коих они ухитрялись делать самые невероятные предсказания. Их пыла не остудил даже известный вашингтонский юморист, заявивший, что согласно его вычислениям конец света наступил 31 декабря 1999 года, но остался незамеченным из-за всеобщего перепоя.

На приближение кораблей «Большой Брат» не реагировал — даже когда его осторожно прощупали лучами радаров и начали обстреливать очередями радиоимпульсов, которые, как следовало надеяться, воодушевят любого разумного слушателя на аналогичный ответ.

Первые два дня не принесли результата Тогда с разрешения Центра управления корабли подошли вдвое ближе. С расстояния 50 километров наибольшая грань параллелепипеда казалась вчетверо шире, чем Луна в небе Земли. Внушительной, но не настолько, чтобы давить на психику. Конкурировать с Юпитером «Большой Брат» пока не мог гот был на порядок крупнее. Настроение на борту изменялось: благоговейное ожидание уступало место явному нетерпению.

Лучше всех сказал об этом Уолтер Курноу: «Возможно, «Большой Брат» собирается ждать миллионы лет Но нам-то хочется убраться отсюда чуть раньше».

24. РАЗВЕДКА

«Дискавери» покинул Землю, неся на борту три «горошины» одноместные ракетные аппараты, которые позволяли работать в космосе не надевая скафандра. Одна из «горошин» пропала после несчастного случая (если это действительно был несчастный случай), в котором погиб Фрэнк Пул. Во второй Дэйв Боумен отправился на последнее свидание с «Большим Братом», и она разделила судьбу своего водителя. Третья оставалась в Гороховом Стручке.

У нее не хватало одной важной детали — крышки внешнего люка. Крышку сорвал Боумен, когда совершал свой рискованный переход без шлема сквозь вакуум. Реактивная отдача образовавшейся при этом воздушной струи увела «горошину» на сотни километров от корабля, однако Боумен, покончив с более важными делами, вспомнил о ней и привел назад на радиоуправлении. Но ремонтировать люк ему уже было некогда.

Сейчас «горошина» (Макс, никому ничего не объяснив, начертал на ее борту имя «Нина») вновь уходила в космос. Крышка все еще отсутствовала, но она и не требовалась — рейс был беспилотным.

Вернув «горошину», Боумен преподнес своим преемникам подарок, которым глупо было не воспользоваться. «Нина» позволяла обследовать «Большого Брата» с близкого расстояния, не подвергая людей излишнему риску. Впрочем, риск все равно оставался. Что по космическим масштабам 50 километров? Тоньше волоса...

«Нина» пробыла без присмотра несколько лет, и это чувствовалось. Невесомая пыль, витавшая в воздухе, превратила ее девственно-белый корпус в грязно-серый. Со своими сложенными манипуляторами, уставившимся в космос пустым глазом иллюминатора, вдобавок ползущая как черепаха, в полномочные послы человечества она явно не годилась. Но нет худа без добра — столь скромный парламентер мог рассчитывать на снисхождение: миниатюрность и медлительность свидетельствовали как будто о мирных намерениях. Чтобы подчеркнуть последние, кто-то даже предложил раскрыть ее «ладони», как бы для рукопожатия; однако предложение тут же отвергли — мало ли какие ассоциации вызовет растопыренная стальная клешня...

После двухчасового перелета «Нина» остановилась в ста метрах от одного из углов громадной прямоугольной плиты Но та не выглядела плитой: казалось, телекамеры обозревают вершину трехгранной пирамиды неопределенных размеров. Никаких признаков радиоактивности или магнитного поля бортивые приборы не зарегистрировали; «Большой Брат» не излучал ничего, кроме ничтожной доли отраженного солнечного света.

Прошло пять минут. Затем «Нина» двинулась по диагонали над меньшей гранью, потом над большей, наконец, над самой большой, держась на высоте 50 метров, но иногда снижаясь и до пяти. «Большой Брат» отовсюду выглядел одинаково его поверхность была гладкой и однородной. Задолго до окончания облета зрителям стало скучно, и они, вернувшись к своим делам, лишь изредка поглядывали на мониторы.

Порядок,— сказал Уолтер Курноу, когда «Нина» вернулась в исходную точку.— Но можно крутиться этак всю жизнь, и без всякого толку. Что делать позвать «Нину» домой?

- Погодите,— отозвался с «Леонова» Василий. - У меня есть предложение. Подвесить ее точно над центром самой большой грани. Скажем, на высоте 100 метров.

Будет сделано. Только зачем это нужно?

Вспомнил задачку из институтского курса астрономии. Гравитационный потенциал бесконечного плоского слоя. Никак не думал, что она пригодится в жизни. Замерив ускорение «Нины», мы легко вычислим массу «Загадки». Если, конечно, у нее есть масса. Мне уже почему-то кажется, что она вообще нематериальна.

Это-то узнать просто. Я скажу «Нине», пусть пощупает эту штуку.

Она уже это сделала.

— Простите? — возмутился Курноу.— Ближе чем на пять метров я не подходил.

Да, но при каждом включении двигателей вы слегка ударяли выхлопом по «Загадке».

— Что для этого мамонта какой-то блошиный укус!

Кто знает? Давайте уж лучше считать, что о нашем

присутствии известно. И раз нас терпят, значит, мы пока не причиняем особого беспокойства.

В этот момент все думали об одном. Что может разозлить черную прямоугольную плиту длиной в два километра? И в какую форму выльется ее раздражение?

56

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?