Техника - молодёжи 1990-03, страница 39

Техника - молодёжи 1990-03, страница 39

ЯШ

шит человека

Синдромгфеномен

или!..

Продолжаем публикацию дискуссии «Телепсихотерапия — пределы реального» в диктофонной записи нашего специального корреспондента Александра ПЕРЕВОЗЧИКОВА (см. «ТМ» № 2 за зтот год).

А. М. ИВАНИЦКИЙ,

доктор медицинских наук

С нашим опытом самооболванивания удивляться какому-то телесеансу?!

В нашем обсуждении необходимо провести резкую грань. Есть научные открытия, характеризуемые глубоким проникновением в суть явлений. Скажем, после того, как специалисты поняли, что существуют различные группы крови, и то, как они совместимы друг с другом, это явление, будучи расшифрованным, вошло в фонд науки и стало широко использоваться. Второй пример — открытие инсулина. После того, как стало понятно, что он вырабатывается поджелудочной железой и его научились выделять, наука овладела этим методом.

Теперь о нынешнем предмете обсуждения — телепсихотерапии. Что это? Новое научное явление? Новые научные факты? Нет. Давно уже известно, что наша психика, с одной стороны, очень внушаема (у разных людей в большей или меньшей степени), а с другой стороны, психическая сфера может сознательно или бессознательно управлять работой внутренних органов.

Анатолий Михайлович Кашпировский действительно яркая личность. В том смысле, что он очень хорошо строит свои выступления. Это впечатляющее зрелище. И хотя он повторяется, я верю в существование таких эффектов.

Вот здесь говорят: эффект может быть положительный и отрицательный. Однако то, что эффект отрицателен, еще само по себе не отрицает того факта, который он хочет доказать: путем внушения можно изменить психические функции, а через них — функции внутренних органов.

Но это факт не новый, а давно известный человечеству.

Говорилось и о том, что это нужно ' изучать. Конечно, нужно. И не потому, что Кашпировский появился, а потому, что давно известно! Ну а то, что мы через телевизор видим эти бесконечные гипнозы, разве, товарищи, мы в период

застоя не находились в состоянии массового гипноза?! А в период сталинизма, когда проходили многочисленные судебные процессы с демонстрациями перед Домом союзов — разве это не массовый гипноз?! Или просто какое-то самооболванивание?.. Нам ли с таким огромным опытом удивляться какому-то телесеансу? (Смех, аплодисменты).

Л. П. БУЕВА,

академик АПН СССР

Это феномен наш с вами!

Мы рассматривали феномен Кашпи-ровского как отдельное явление. Действительно яркая личность, действительно отличный психотерапевт. И какие бы негативные или позитивные факты мы ни приводили, выясняется, что суть проблемы в силе психического воздействия.

Позитивно оно или негативно? Несомненно одно: оно может влиять очень сильно, и этот феномен нуждается в очень серьезном изучении.

Его нельзя рассматривать только в рамках индивидуально-психологическо-го воздействия: его надо изучать как феномен социальной психологии. Это ответ на наши собственные подсознательные потребности.

Каким же нашим потребностям в социальном плане удовлетворяет Кашпировский? Вот каким: потребности в психологической защите, в утешении, в той психотерапии, к которой обращается масса людей, которая не стоит на учете в психиатрических клиниках, но в то же время переживает состояние глубокого психологического дискомфорта и подсознательно ищет: кто у нас эту функцию выполняет?

В классических обществах эт„у функцию выполняла церковь. Медицина же в наше время чересчур «затехнизиро-валась», и врач,— я имею в виду не исследователя, а врача, каждый врач должен в какой-то степени овладеть методами психотерапии, чтобы понять состояние больного, преодолеть недостаток взаимопонимания, кризис веры...

В такой период возникла ситуация, когда старые, рациональные кумиры и ценности подверглись в какой-то степени эрозии и еще неясно, что их заменит; тогда возникает чисто эмоциональная тяга к преодолению ощущения психологического дискомфорта...

Поэтому мне кажется, что короля создают подданные. Если Кашпировский — король, то мы те, кто несет его мантию, и он отвечает каким-то нашим

подсознательным потребностям. Думаю, что с этим связаны и такие феномены массового сознания, о которых мы очень мало знаем и которые проявляются не только в феномене Кашпиров-ского. Я думаю, что это нуждается в очень серьезном изучении.

Когда-то мы говорили, что у нас не может быть психического заражения, не может быть феномена толпы, внушения и так далее — потому что у нас все заорганизовано! Сейчас мы сталкиваемся с явлениями массового психического заражения и внушения. Попадаешь в наэлектризованную атмосферу толпы на митинге, и тебя уже трясет, и ты уже начинаешь вести себя совсем не так, когда ты находишься один в своем кабинете или вот на такой научной конференции.

Это ставит перед нами ряд проблем изучения реального состояния сознания — как индивидуального, так и общественного. Речь идет не столько о тех формах и тех структурных изменениях, которые мы изучали в области философии, сколько о проблемах состояния знания. Ведь состояние внушаемости особое, котдрое как-то возникает. Почему и как оно может возникнуть? Почему мы так восприимчивы к такому состоянию? Думаю, что здесь сказывается существование неизжитых стереотипов массового авторитарного сознания. Когда существует потребность в каком-то патернализме, является стремление перенести наши заботы на того, кто бы нас утешил, избавил от состояния одиночества и какой-то беспомощности перед непонятными явлениями. Вот здесь и возникает феномен ожидания чуда. Где-то должна быть помощь! Сейчас учитель всего лишь педагог-предметник. Врач не врачеватель нашей души, как, впрочем, и психолог — он лишь измеряет движение глаз и т. д. А поскольку эта потребность не удовлетворена, возникают компоненты мифологического, авторитарного плана. Вот эту потребность, вот это состояние нашего массового сознания надо, несомненно, изучать вместе с феноменом Кашпировского.

А. С. МЕЛИКСЕТЯН,

кандидат педагогических наук

Вызываю на дуэль!

Недавно в Библиотеке Ленина ко мне подошел один человек, который давно меня знает, и спросил:

— Вы верите Кашпировскому?..

Вокруг все затихли...

— Верю.

— А Чумаку?

— Верю.

— А в бога?..

— Если ты веришь в бога,— отвечаю,— он существует. Если ты не веришь в бога — он не существует. Если человек верит в Кашпировского—Кашпировский существует, если не верит — не существует. Здесь можно до второго пришествия судить: шарлатан он или не шарлатан. Имеет какую-то силу или не имеет. Хочу провести над вами экспери

36

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?