Техника - молодёжи 1991-08, страница 56

Техника - молодёжи 1991-08, страница 56

Последние лучи солнца осветили вершины деревьев, блеснула вода небольшого озерца, и внезапно я увидел замок.

Миниатюрный, сложенный, как и эта башня, из серого, цвета крыла летучей мыши, камня, он мелькнул перед глазами изящной игрушкой и укрылся в подступающей тени. Мне показалось, что по внутреннему двору замка передвигались всадники. Двое...

Неужели я приблизился к тому, что искал? Как говорят, еще не горячо, но очень даже тепло...

По ненадежной лестнице я осторожно спустился вниз к весело потрескивающему костру. Артур пристраивал над огнем куски мяса. Из-под деревьев вышел Славомир, осторожно опустил на землю охапку дров.

— Там, под горой, — замок, — сообщил я, — а в замке — люди.

— Люди? — насторожился Славомир.

— Не думаю, чтобы они заметили наш костер, — успокоил я его. — Замок далеко, да и стены башни скрывают огонь. Темнеет быстро, дыма почти нет. Но лучше быть настороже.

— Здесь не может быть людей, — холодно обронил Славомир, — ты ошибся, благородный рыцарь. Но замок... Какой он?

Я описал то, что видел, — и насторожился: тревога на лице Славомира была неподдельной.

— Ты что-нибудь... —задать вопрос я не успел.

Долгий отчаянный вопль взметнулся из долины, ударился о вершину башни и рухнул в лес. Отчаяние, боль и все побеждающая ярость — слепая, жестокая, неразбираю-щая, обрушилась на нас. Погасли на облаках последние отсветы заходящего солнца, и вопль оборвался на полутоне, оставив леденящее ощущение дикого животного ужаса.

Слабо потрескивали угли догорающего костра. Ночь давно уже укутала землю черным покрывалом. Артур сидел, отодвинувшись в тень. Славомир вытащил свой длинный меч из ножен и ласково протирал сияющее лезвие. В слабых отблесках костра я заметил, что металл покрыт странным узором — не то переплетающимися стеблями цветов, не то надписью на незнакомом языке.

— Я бы хотел больше знать о тебе, — прервал я молчание. — Согласись, это неестественно. Нельзя путешествовать бок о бок с совершенно незнакомым человеком.

— Похоже, ты пришел из очень далеких земель, благородный рыцарь, — прозвучало в ответ. — Очень далеких и очень странных. Не знал я, что существуют страны, в которых неизвестен этот знак, — Славомир показал диск, висевший на его серебряной цепи.

Знак... Несколько странных рун, ничего мне не объясняющих.

— У нас он неизвестен, — решительно сказал я.

— Значит, вы никогда не слышали о ведунах? — удивленно спросил Славомир.

Ведун! Вот оно что... Для специалистов моего времени это что-то родственное колдунам и шаманам. Немного от знахаря, больше от шамана. Но в этом веке, насквозь пронизанном верой в домовых, леших и прочую нечисть, занятие весьма почетное. Христианство еще только начало свое победное шествие по Европе, еще живы старинные религии, крепко держатся древние суеверия. Но приговор уже произнесен, запасаются дрова для будущих костров, на которых сгорит многое, естественное в эти дни, но ожидающее дьявольского клейма в ближайшем будущем.

Ну а мне пока нет смысла специально расспрашивать Славомира о его «ремесле»—насторожится, и только. Что-то увижу сам, о чем-то он волей-неволей проговорится.

— Ведун...—негромко произнес я, пробуя на вкус это почти забытое слово. — Я слышал о таких, как ты. Ну а что все-таки влечет тебя на юго-запад?

— Там меня ждут,—туманно пояснил Славомир. — Времени немного, а эта дорога самая короткая, хотя и не безо

пасная. Мало кто решается проходить через мертвое коро-левство.

— Почему?

— Не знаю. Много странных слухов и страшных легенд ходит об этих местах. Говорят, что они по-прежнему служат прибежищем нежити, что стремится она сюда со всего света. Три века минуло со дня разрушения королевства, а дурная слава жива и сегодня.

— И кто же сокрушил его? — поинтересовался я.

— Люди. Король-чародей попытался укрыться в этих пустынных лесах. Он еще только копил свою мрачную силу. Из многих замков были построены только два — северный и западный бастионы. Сегодня никто не знает, где находились эти крепости. Люди постарались забыть о них, и это им удалось. Поэтому меня взволновал твой рассказ о неведомом замке в этих местах.

— Ты хочешь найти его?

— Да,—коротко ответил Славомир.

— Зачем?

— Главное для ведунов—это Знание. Без него мы ничего не стоим.

— И ты знаешь, кто это кричал там в долине?

— Нет,—покачал головой Славомир,—никогда в жизни я не слышал ничего подобного.

— Ну что ж, — как можно беспечнее заявил я, — завтра будем искать замок вместе. Кто знает, может, и в этих лесах найдется место для славного подвига. А теперь спи. Дежурить будет Артур.

До замка мы добрались только в конце дня — он оказался совсем не так близко, как мне показалось накануне. Дай дорога... Вернее, ее полное отсутствие. Даже звериных троп не было в настороженном замерзшем лесу. Непролазные чащи сменялись буреломными пустошами. Полусгнившие стволы в беспорядке громоздились друг на друга, словно хмельной великан, безумствуя, старался уничтожить все живое вокруг.

Топкие ручьи пытались втянуть в свою ненасытную утробу лошадей, а когда измученные животные добирались до твердой почвы, жирная грязь, отвратительно чавкая, выплевывала на поверхность зловонные пузыри.

Славомир ехал во главе отряда—это место он молча занял с утра. Я не возражал—дорогу он чувствовал отменно, обходил стороной и предательские топи, и смертельно опасные камнепады, резкими шрамами исчертившие склоны.

Странная давящая тишина обступала нас со всех сторон. Лес словно вымер — ни птичьего пересвиста, ни радужного росчерка крыла бабочки. Даже кровопийцы комары не слетались к нам из сырых лощин —а накануне воздух, несмотря на осень, буквально содрогался от их надрывного звона.

Замок оказался заброшен, как и башня, под защитой стен которой мы провели ночь. Зияющие провалы окон, заросший кустарником ров... Через обвалившиеся главные ворота мы въехали во двор. Гулко хрустела под копытами каменная крошка, беззвучно скатывались струйки песка с обветшалых стен. Прах, тлен, забвение. Но следы огня, когда-то буйно плескавшегося в замке, были еще заметны. Крепость выдержала штурм страшный, яростный. Южную стену проломили стенобитным орудием—его обломки до сих пор торчали из колючих разросшихся кустов. Осколки мечей, наконечники стрел, помятые проржавевшие шлемы непривычной формы были щедро рассыпаны вокруг. Там и здесь белели очищенные ветрами кости, скалились черепа, глядя в темнеющее небо пустыми глазницами. И все та же опасная, почти на ощупь ощутимая тишина висела вокруг.

Славомир, давно уже настороженно прислушивавшийся к чему-то неслышному мне, легкими движениями соскользнул с седла. Передал повод Артуру и, сделав мне знак, осторожно направился к руинам. Я последовал за ним.

В здание проникнуть не удалось — ненасытный пожар

54

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?