Техника - молодёжи 1993-03, страница 30

Техника - молодёжи 1993-03, страница 30

так и на фотоотпечатках, не был в распоряжении нашей следственно-оперативной группы. Прижизненные заболевания, перенесенные операции, различные органические аномалии — все это можно установить с большей степенью достоверности. (В скобках заметим, что в России давно уже известна уникальная методика профес-сора-антрополога О.М.Павловского.) Увы, врачам настолько ограничили методы работы, что они допускали ошибки даже в определении возраста и пола погибших.

Один из самых перспективных в идентификации — метод пластических масок и слепков. Именно он сохраняет максимальную информацию для близких. Например, труп девочки 3 — 4 лет, семья которой полностью погибла в катастрофе, был опознан дальней родственницей, располагавшей только групповым фото. К сожалению, изготовили только 17 посмертных масок (специалистам опять-таки по неизвестным причинам ограничили время работы). В какой-то мере помог и другой способ — видеомонтаж с подробностями строения зубов и некоторыми особенностями внешности. Так опознали еще несколько тел...

Еще один важный вывод: группа, выезжающая на ЧП, должна располагать надежными рефрижераторами для заморозки останков жертв аварии на длительное время. В обгоревшем трупе под № 77 родители нашли определенное сходство со своим сыном, возвращавшимся после демобилизации. Но в то, что это он, не могли поверить и начали его искать в окрестных больницах не только Уфы, но и других городов, включая даже Москву! Спустя же несколько дней, отчаявшись, были вынуждены снова приехать и зайти в холодильник, где хранились тела. При повторном осмотре трупа обнаружили знакомую родинку на большом пальце руки и шрам на стопе (а они проявились только после «массажа» гипсовым раствором). Кроме того, полностью совпала морфология зубов (хотя данный признак не мог стать определяющим, ибо родители не видели сына 2 года); а главное — на отпечатке брючной ткани, который остался на коже, нашли цифры, соответствующие номеру его военного билета и личной подписи владельца. В результате экспертное (судебно-портретное и почерковедче-ское) заключение было категоричным: личность погибшего установлена.

Но приведенный случай — скорее исключение. Чаще происходило совсем иное, свидетельствующее об отсутствии координации между рабо

чими группами. Так, у пропавшего без вести мальчика, по словам убитой горем матери, был заметный дефект — щипцеобразный прикус. Среди трупов детей имелся единственный с подобным признаком. Однако решили подождать, когда женщина принесет снимок сына, на котором он запечатлен смеющимся. Но поскольку она не явилась до конца розыскных работ, тело кремировали.

В ходе опознания мы решили опробовать новый подход — отобрали образцы одежды, предметов, обуви и драгоценностей, обнаруженных на месте происшествия, но не задокументированных по принадлежности к тому или иному погибшему (условно — «коллекция» № 1), и фрагменты аналогичных предметов, находившихся на трупах («коллекция» N© 2). Вторая, следовательно, обладала более конкретным «адресатом», нежели первая. В зарубежной научно-технической литературе сообщалось, что одорологическая (запаховая) информация сохраняется даже при взрывах, резких ударах и других разрушениях. Отождествление по ней предметов из обоих наборов, начатое нами в Уфе, сулит в перспективе немало интересных результатов. Пока и у нас, и на Западе для этого используют собак, хотя уже разрабатываются высокочувствительные электронные «носы-дегустаторы». И для того, чтобы при следующей суперкатастрофе (а, судя по всему, она неизбежна при нынешнем беспределе в экономике вообще и на транспорте в частности) не случилось трагических коллизий, подобных приведенным, еще вчера следовало бы сформировать мобильные отряды службы идентификации, укомплектованные обученными и квалифицированными специалистами, снабженные необходимой научно-исследовательской и поисковой аппаратурой. Такая служба во многих странах уже существует. И если с ее отсутствием как-то можно смириться в спокойном и благополучном обществе, то в условиях разрухи и катаклизмов любая задержка с ее созданием — преступление против нас самих. Поезд из пункта А уже вышел...

Елена КОТИКОВА,

инженер

Предыдущая статья о нейролингвисти-ческом программировании (НЛП), опубликованная в Nq 2, была в основном теоретической. А здесь мы расскажем об одной из практических методик самогипноза. Чтобы механизм упражнений был понятнее — несколько слов о гипнозе обычном.

Как известно, гипнотическое состояние позволяет резко усиливать способности и тела, и разума. Можно приобрести временную нечувствительность к боли, вспомнить в деталях событие многолетней давности, изменить укоренившиеся привычки или просто испытать ощущение беспричинной радости, расслабиться и отдохнуть за несколько минут.

Откуда же появляются эти новые возможности? Их источник — не кто иной, как мы сами. Точнее — наше подсознание, хранящее такое, о чем почти никто и не подозревает. Информация обо всем, что мы когда-то пережили, «опускается» туда, не теряя по пути ни крупицы. Но если богатства кладовой подсознания с возрастом постоянно растут, то сознательно пользоваться ими становится все труднее. В повседневной жизни мы как бы привыкаем оперировать одним и тем же, весьма ограниченным набором чувств, образов, настроений и забываем о множестве других, столь же возможных для нас, но не «проложивших дорогу» из подсознания, не закрепившихся на сознательном уровне.

Так вот именно состояние гипнотического транса снимает эти ограничения. С одной стороны, человек получает возможность убрать из сознания нежелательные образы и ощущения — угнетающие его способности, мешающие хорошему самочувствию и т.д. А с другой — удается вызвать нужные переживания из прошлого опыта. Скажем, если вы когда-то хоть раз испытывали сильную радость, ощущение уверенности в себе или чувство приятного расслабления, то гипнотизер поможет вам найти в подсознании этот момент и пережить его вновь.

Однако посторонняя помощь в принципе не обязательна. Состояния гипнотического транса можно достичь и самостоятельно. Соответствующие способы известны давно, например — аутогенная тренировка, различные приемы медитации, практика некоторых религий. В то же время не каждому персонально они подходят.

Достаточно простой и эффективный метод самогипноза разработан одним из основателей НЛП — американским психологом Ричардом Бэндлером. В нашей стране он и его коллега Джон Гриндер уже отчасти известны по книгам «Структура магического», «Реф-рейминг» и др. В 1992 году в М оскве Джон Гриндер, Фрэнк Пьюссилик и еще ряд специалистов по НЛП провели также несколько семинаров для

28

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?