Техника - молодёжи 1995-11, страница 45




Техника - молодёжи 1995-11, страница 45

н

Е В Е Р О Я Т Ь

Человек, независимо от того, какова окружающая его действительность—спокойна или напряженна,— постоянно следит за ней. Делается это, можно сказа ь на подсознательном уровне, а цель здесь одна—своевременное вь явление опасных ситуаций с тем. чтобы адекватно отреагировать на них. А для этого наблюдаемое необходимо понять и оценить. Хорошо, если даже в критической обстановке вы встретились с явлением вполне узнаваемым. А если нет? Если вдруг выясняется, что у вас нет никаких критериев, по которым возможно оценить происходящее? Что тогда9 Отве напрашивается столь же жесткий, как и сама жизнь: ошибка или неточность в опознании ситуации приводят если не всегда, то достаточно часто к роковому исходу.

А теперь представьте человека, пережившего встречу с Неведомым, его состояние, когда он не может найти в архиве своей памяти эталон для оцен ки случившегося. Такое, как правило, выводит личность на грань эмоционального срыва, стресса, каталепсии, результатом чего нередко является отказ потерпевшего от всяких раз оворов о пережитом уклонение от встреч с любопытс вующими. И эти отказы и уклонения тем более упорны чем фундаментальнее и непонятнее было увиденное.

Однако случается и обратное. Соб1рая свидетельства о встречах с Неведомым, я не раз получал полное согласие помочь мне обсудить проблему и ответить на любой вопрос. Вот несколько тому примеров.

СЛУЧАЙ ПЕРВЫЙ. Письменное сообщение лектора планетария из г.Уфы Зинаиды Борисовны Б-ой. Письмом от 10.XI.77 г. она сообщает:

"Перед отъездом из Уфы в моей семье произошло необычное. Дело было так. На берегу реки Уфим-ки одна из строительньх организаций решила создать туристическую базу.

Завезли вагончики. Хотя электричества еще не провели, молодежь стала охотно туда наезжать. Как-то поехала и моя Света. Через два дня она вернулась домой, и я была поражена ее худобой и осунувшимся лицом. Вроде бь месяца два она тяжело болела. В чем дело, спрашиваю. Отоспавшись, дочь поведала мне такое, что я и до сих пор считаю бредом. Вот ее рассказ.

Вечером, сидя у костра, приехавшие на турбазу ребята рассказывали о привидении, которое якобы появляется здесь. Разговоры продолжались и в вагончике куда все отправились ночевать Шум не давал дочери уснуть, и она вышла на улицу Следом выскочил парнишка, которому я поручила ее охранять. Он стал у оваривать Свету вернуться в вагончик.

Было около часа ночи, когда на фоне леса вдруг возникла зеленая прозрачная фигура, высотой с дерево. Она быс ро приближалась к вагончику, и Света, которая хотя и с ояла к фигуре спиной, почувствовала ужас, окаменвла. Парнишка стал тащить дочь к вагончику, но она рвалась из его рук и норовила ки -нуться к лесу. Все же парнишка успел втолкнуть Свету в вагончик, заскочил сам и запер дверь. Тогда зеленая фигура встала против окна, уменьшив свой рост до человеческого.

Перепуганные турис ы (их было четверо) закрыли головы одеялами и всю ночь тряслись от страха. На другой день с трудом нашли попутный транспорт и уехали в город. Через некоторое время у всех начались провалы в памяти, и сейчас они заявляют, что на турбазе ничего не произошло.

Но ведь привидение и раньше видели, причем многие, слышали его вой, а сторож настолько к нему привык, что считал, будто это ему кажется, поскольку постоянно находился под хмельком. Собаки относились к привидению дружелюбно. А наблюдалось оно только в полнолуние. Сейчас я живу в Оренбурге, посему не в курсе, как обстоят дела на турбазе..."

СЛУЧАЙ ВТОРОЙ. Это письменное свидетельство, хранящееся в моем архиве, принадлежит мужчине. Зная мою страсть к событиям и явлениям невероятным, он поведал мне о странном явлении, которое, видимо, спасло ему жизнь в детстве. На всякий случаи я опускаю его фамилию и называю только имя — Владимир. Привожу его сообщение полностью. Оно озаглавлено: "История о том, как я счастливо увернулся от машины".

Юрий РОСЦИУС

ВСТРЕЧИ С НЕВЕДОМЫМ

"Ясно, что что-то происходит, но непонятно, что..." Из мультфильма "Синичкин календарь"

"Я и сейчас помню тот случай так ясно, как будто все только что случилось. Пережитое тогда включает две следующие друг за другом цепочки событий. Первая из них, иллюзорная, предваряла вторую, действительную, и была практически тождественна с ней во всех де алях. Если какие-то отличия и были, то, пожалуй, только в темпе развития некоторых "параллельных" событий. Сюжет первой хотя и развивался в полной тишине, но виделся в ярком освещении, исходившем непонятно откуда. Сам же сюжет, как выяснилось впоследствии, предупреждал меня о близкой опасности и давал необыкновенную возможность в о ень замедленном темпе прорепетировать единственно верный вариант спасения. Именно это и сохранило мне через минуту жизнь.

Итак, как же все происходило? Память четко запечатлела начальный момент событий, когда я с компанией сверстников вбежал со двора дома под сень высоченной арки Нам нужно было на другую сторону улицы, но тут в полумраке арочно о перекрытия я увидел очень яркий свет и чуть-чуть замешкался. И почувствовал, что темп событий стал каким-то вялым. А тем временем друзья на несколько шагов опередили меня, и когда я выбежал из-под арки, то увидел, что они уже перебежали улицу — прямо перед проходящим автобусом. Повторить их маневр я не успевал, а потому пропустил автобус и только тогда выскочил на дорогу. И сразу же, в метре от себя, справа, увидел на встречной полосе мчавшуюся ше-стигонку. Ни повернуть назад, ни перебежать перед машиной я не мог, не хватало двух-трех секунд. И в этот момент передо мной четко возник план: падать на левый бок и попытаться спастись между колесами.

Едва я подымал об этом, как свет, озарявший "видение", погас, и выяснилось, что все мы ло-прежне-му находимся под аркой, но я отстаю от ребят шага на два.

Мы выбежали на улицу, и вот здесь произошло то, что я уже видел за минуту до этого,—друзья перебегают дорогу перед идущим автобусом, у меня же, отставшего, времени для этого нет. Пропускаю автобус, выскакиваю из-за него и справа от себя на встречной полосе вижу знакомую шеститонку. Но страха нет, поскольку наготове у меня спасительное решение — падать на левый бок.

Падаю и понимаю, что по какой-то причине опять изменилась скорость течения времени. В полной тишине наблюдаю, как очень медленно, сантиметр за сантиметром, надо мной проходит бампер грузовика. Вижу перекошенное лицо привставшего в кабине шофера и одновременно — как кварталом ниже переходит улицу моя мама. Понимаю, что и она видит меня.

Машина проехала надо мной, даже не поцарапав. Единственное, что я потерял, так это кепку, которая осталась лежать на мостовой. Поднявшись, я кинулся догонять ребят, но так и не догнал. Возможно, они перепугались и попрятались кто куда.

Дальнейшие события рассказываю со слов матери. Когда она подбежала к месту происшествия, около машины, выскочившей на тротуар, стала собираться толпа. Бледный шофер твердил: "Мальчик... мальчик!.." Из толпы спрашивали: "Какой мальчик? Никого нет!"

Случилось все это в сентябре 1953 года в Москве напротив дома № 42 (тогда 12) по улице Алабяна (тогда — Левитана), в том месте, где начинается мост через окружную дорогу. 20 февраля 1990 г. В.Л.К.".

СЛУЧАЙ ТРЕТИЙ. Приведен в сборнике "Встречи с прошлым", Москва, 1972 г.

Наталья Владимировна Труханова, супруга генерал-лейтенанта графа Алексея Алексеевича Игнатьева, автора известной книги "Пятьдесят лет в строю", в своих воспоминаниях, относящихся к периоду ее жизни во Франции, пишет о балерине Анне Павловой:

"В каждый ее приезд мы, разумеется, виделись и проводили вместе отрадные часы. Она с каждым днем казалась нам все более осу увшеися усталой, нервной.

Я жила тогда в Сен-Жермене, под Парижем. Однажды она приехала к нам в тот момент, когда мы с мужем работали на огороде. Немедленно она захотела присоединиться к нашей работе.

— Анна Павловна, куда вам! — сказала я.— Во-первых, вы хрупкое создание и вам с лопатой не справиться, а потом на вас туфельки с каблуками. Вы уморитесь и увязнете!

— Нет, нет! Увидите1 Во первьх я крепкая-пре-крепкая, я вон всю эту грядку возьму и вскопаю, а туфель не жалко. Они рваные. У меня всю жизнь рваные туфли. Плохая примета...

В ребяческий порядок мышления Павловой входили и суеверия. Она боялась грозы, встречи с попами и всяких других "примет".

Чрезвычайно быстро и ловко она действительно вскопала грядку роз, потом задумалась, заглядевшись на большой куст чайных роз, и привычной скороговоркой прощебетала:

— Вот когда этот куст умрет — и я умру. Это так. Я знаю...

Больше мы ее не видели...

На следующий год она проехала через Париж с одного вокзала на другой, не останавливаясь в городе.

Она спешила на гастроли в Гаагу. Здесь легкий насморк, перешедший в стремительное воспаление легких, унес ее в три дня...

Не стало Анны Павловой, и жизнь всех ее творений отлетела и унеслась безвозвратно...

Одно совпадение напомнило нам о казавшемся нам немного смешным суеверии Аннь Павловой: тот самый розовый куст, о котором она говорила, как раз в тот момент, когда она заболела, покрылся, несмотря на уход, ржавыми пятнами и погиб в несколько дней...

В память о ней мы его не заменили..."

СЛУЧАЙ ЧЕТВЕРТЫЙ. Приведен в книге "Мои воспоминания", выпущенной в Ленинграде в 1984 г. и написанной известным кораблестроителем академиком Алексеем Николаевичем Крыловым. Вспоминая детские годы, он рассказывает о подаренном ему щенке:

"Я назвал его Трезоркой, кормил вдоволь, и он вырос в крупного доброго пса, неотступно меня сопровождавшего, пос оянно участвовавшего в моих играх с деревенскими мальчишками, моими сверстниками.

Он никаких особых талантов не проявлял, и если я о нем здесь вспоминаю, то только по поводу случая, который врезался в мою память неизгладимо и который теперь, через 55 лет (это писалось в Париже в 1927 г. — Ю. Р.), будучи старым профессором и академиком, столь же мало могу объяснить, как и тогда, когда я был 9-летним мальчиком.

Наша усадьба была расположена на левом берегу речки Висяжки, которую летом курица свободно вброд переходила. В старинные годы на этой речке была мельница, и от нее сохранилась прорванная плотина. На правом берегу Висяжки, саженях в 50 — 100 от русла, а местами и ближе, шла проселочная дорога из Висят в Ермоловку и в с.Семеновское. Там, где эта дорога проходила вблизи старой плотины, считалось "нечистое место". На нем двоюродный брат отца Петр Федорович фила ов (отец знаменитого ныне окулиста Владимира Петровича Филатова) был выброшен из седла и сломал ногу; наш работник, почтеннейший Семен Романович, севастопольский унтер и кавалер, был опрокинут и, очутившись под телегой, был сильнее контужен, чем под Севастополем. Мальчишки, мои друзья, рассказывали мне множество подобных случаев. Так вот, летом 1872 г. я с несколькими сверстниками ловил в Висяжке рыбу. Ловили мы — кто на удочку, кто просто руками гольцов и пескарей. Трезорка был с нами и спокойно лежал на берегу реки. Видим мы, что по

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 11 ' 9 5

43



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?