Техника - молодёжи 1996-02, страница 7

Техника - молодёжи 1996-02, страница 7

— Знаю-знаю эту историю: держал шофера, заставил подышать в трубку и отобрал права. А тот в милиции достает журнал со статьей «Чего только мы ни выдыхаем» и со ссылкой на космических медиков пытается доказать естественное происхождение алкогольного душка. Да, формальдегид образуется в организме в результате обменных процессов (при распаде более сложных органических соединений), но не становится от этого безвредней.

— А как же быть тогда со старым медицинским правилом: малые дозы — лекарства, большие — яд?

— Лекарства-то часто они потому, что оказываются ядом для болезнетворных микробов... Сравните биомассы бактерии и человека, пересчитайте концентрации.

— В таком случае ваши, Виталий Петрович, умопостроения целиком работают на неопровержимый тезис софистов: жить вообще вредно. А если шутки побоку, то уверения газетчиков, писавших про вашу гипотезу, что Фролов предлагает способы бесконечно продлить жизнь и молодость, — это, извините, туфта!

— Ну, почему же? Умеренность во всем, не позволяющая «передозировать» в организме любой элемент, еще никому не вредила. Это раз. Во-вторых, из моих построений следует, что биологические виды и даже особи с развитым скелетом (емкой свалкой),»верзилы», не старятся дольше, чем «коротышки». Например, щук, окольцованных еще при Петре Первом, вылавливают и в наши дни. Долгожитель-аллигатор или питон тоже, по-види-мому, подтверждают мою правоту?

— Но ведь по триста лет и некоторые птицы живут: вороны, к примеру, не обладающие особо удлиненным скелетом.

— Однако относительная масса костного вещества у ворона намного больше, чем у воробья или курицы...

Вот так, пикируясь порой, перемежая данные разных разделов химии и биологии, мы медленно продвигались к истине и, естественно, к возможным практическим выводам.

НЕКОТОРЫЕ НЕЛЕСТНЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ в адрес собственного организма.

Размышляя об услышанном от Виталия Петровича, нельзя было не задаться вопросом: «Что же, наш организм — сам себе враг?! Это же надо! Его, можно сказать, холишь и лелеешь, ублажаешь вкусной едой и изнурительными физическими упражнениями, а он, неблагодарный, что вытворяет?! Подобно скопидому собирает всякую всячину — да выбирает при этом что похуже, повреднее. И накапливает, накапливает... Зачем?!»

Ответа на этот вопрос гипотеза не дает. Скрупулезно копить в животворящих жидкостях организма вредные вещества, выбирая их по крохам из еды и питья, из грязного воздуха, которым дышим, — крохоборство, куда более вредное, чем у недальновидного биз-а, экономящего на зарплате работни-

Нас же всю жизнь учили, что природа мудра! А тут — какая, к дьяволу, мудрость?

Но по химизму все нормально: вспомните школьный или вузовский курс. Реакции в растворе стремятся к такому ходу, при котором часть реагирующих веществ (ионов в первую очередь) выпадет в осадок. Вот эти-то «осадочные породы» образуют костяк.

Но с таким же успехом «скопидомству» организма можно противопоставить другие, тоже химические, свойства тяжелых металлов, например, их способность вступать в реакции комплексообразования... Что, кстати, и предлагает Фролов.

ЧТО И КАК ОТПРАВИТЬ В... — Не обязательно в осадок, — поясняет Виталий Петрович. — Химию организма вряд ли стоит сводить к простеньким окислительно-восстановительным реакциям.

Между тем первые его попытки противодействовать веществам-старителям с помощью некой физико-химической системы сводились именно к реакциям с образованием осадков. Он знал, что подавляющее большинство сульфидов всевозможных металлов, тяжелых — тем более, в воде не растворяется, в слабокислом желудочном соке тоже, да и слабощелочная среда кишечника оставила бы нерастворенными сульфиды железа, меди, цинка, свинца, кадмия, ртути и других тяжелых металлов, вплоть до плутония. Тогда им один путь — в дерьмо, и вон из организма. Естественным путем в фекальную канализа-

Фролов не рекомендовал друзьям-меди-кам скармливать молодым своим пациентам, пострадавшим от тяжелых металлов, химиче-

ло, жидкие — например, обширный класс хе-латов (от греческого «хеле» — клешня). Эти «клешни» уверенно захватывают атомы тяжелых металлов и выводят их через почки или кишечник — в зависимости от агрегатного состояния образовавшегося соединения.

Есть, и третий путь выброса веществ-стари-телей — через кожу. Не случайно же говорят: после бани — будто помолодел. А может, и правда: вместе с потом уходит через раскрывшиеся поры и часть веществ-старителей? Не тех, конечно, что в костях засели, а что путешествуют по организму до поры до времени в руслах кровеносных и лимфатических сосудов. У Фролова есть не только соображения по этому поводу, но и принципиальные решения конструкций своеобразной лечебной «баньки» — камеры химико-гипобарического воздействия. Цель — все та же: удалить из ор-вещества-старители как можно рань-

Принципис

старителей через кожу: мера регулируемоi контрольно-измерительная аппаратура. 4 - вакуум-насос, 5 — блок автоматического управления, 6 — объект (субъект?) омоложения. Параллельно (или последовательно) могут быть применены и другие старителей — энтеросорбентами.

ски чистую серу, которая бы быстренько связала и вывела из организма ту же ртуть или свинец. Чтобы сделать это, нужен длительный цикл опытов на животных, а потом, с разрешения Минздрава, еще более долгий процесс клинических испытаний. Но опыты с серой на лабораторных животных медики с «подачи» аналитика провели. Результаты впечатляли: старая, уже начавшая лысеть в последней в ее жизни линьке подопытная мышь после «омоложения по Фролову» обзавелась не только глянцевитой пушистой шкуркой, но и некоторыми повадками юной стервы.

Между прочим, формальных препятствий для опытов с серой на людях нет: в фармоко-пее и как следствие в любом рецептурном справочнике присутствуют сера осажденная и сера очищенная. Она включена в лечебный арсенал дерматологов, лечащих заболевания кожи, энтерологов (желудочно-кишечный тракт) и даже психиатров. Так что тут дело за врачами: им и только им карты в руки при опытах с участием людей.

Вещества-старители могут, по Фролову, выводиться не только через кишечник. И не только сера может выступить в роли химического агента, связывающего благоприобретенные вредности. Хорошо известны многие ве-щества-комплексообразователи, как прави

имени Докучаева, даже если его руководители будут по отношению к Виталию Петровичу столь же лояльны и доброжелательны, как до пор. Также несерьезны надежды на коллег Академии нового мышления. В организации тех или иных совместных опытов они, конечно, и желанны, и компетентны. Но для создания конструкций и опытных образцов... Нужны партнеры другого'рода, в том числе финансисты. Пока на фроловскую гипотезу из последних «клюнул» лишь один, причем не из России (из этических и охранных соображений Виталий Петрович просил не называть его имя в печати). Но вряд ли и этому человеку под силу оплатить все расходы и на

ботки, и на постройку опытных образцов. Так что поле противодействия дурацкому крохоборству наших с вами организмов для людей думающих и щедрых еще открыто.

ОТ РЕДАКЦИИ. В этом году исполняется 30 лет одному из первых неформальных объединений творчески мыслящих ученых, специалистов и просто любителей науки и техники — лаборатории «Инверсор» («преобразователь», в переводе с английского), действовавшей при нашем журнале многие годы. Виталий Петрович Фролов — давний ее активист. И отрадно, что с годами он не утратил молодого запала и широты мышления. Может быть, этому способствовало и его общение с академиком Николаем Марковичем Эмануэлем, который, кстати, состоял членом редколлегии «ТМ» четверть века? И вот еще о чем подумалось: было бы совсем неплохо, если вслед за Фроловым на наши страницы вернулись и другие авторы «Докладов лаборатории «Инверсор». Заявляем официально: примем как родных. И не только их, но и их последователей. ■

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ i' И

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?