Техника - молодёжи 1996-12, страница 32

Техника - молодёжи 1996-12, страница 32

несерьезный репортаж

«БУРАННЫЙ ПОЛУСТАНОК» В ЦПКиО

другой какой-то, чем-то недоволен»... Он (уже не по по либретто): «Будешь тут...» и, кажется, ругнулся, но это слышал лишь мой внутренний голос.

ПОД КУПОЛОМ с нами проделали (к счастью, довольно споро) все, что было заранее обещано. Какой-то космический генерал вещал с телеэкранов, что нам предстоит почти настоящее космическое путешествие. Потом Герман Степанович и другие устроители «Космического путешествия» напутствовали нас и, естественно, поминали о трудностях, с которыми им пришлось столкнуться. Из тех речей мы узнали, что: необычный аттракцион (по соседству с обычными) создан, прежде всего, с культурно-просветительными целями;

энтузиасты из АО «Космос — Земля» с большим трудом отыскали годный хотя бы к такому использованию образец «Бурана»;

участниками проекта стали многие предприятия «космической индустрии», институты тоже;

экскурсия в космос длится час — «с полной имитацией полетной среды: старта, выхода на орбиту, полета и посадки, частичным воспроизведением условий перегрузки и невесомости»...

Полноты обещанных ощущений, сразу скажу, я не испытал,

Но прежде всем нам, обладателям красивых билетов, надели на запястья браслеты для медицинского экспресс-обследования и всех без исключения признали годными к имитационному полету, о чем выдали распечатанные на компьютере свидетельства. После чего по настоящему трапу запустили в почти настоящий — без двигательной установки, горючего и с телеэкранами вместо иллюминаторов — белоснежный, но с черным пузом, «Буран».

«В КОРАБЛЬ идут лишь те, кто зарегистрировал официальные пригласительные билеты», — вещал женский голос. Предупредительные стюардессы рассадили нас по нумерованным, но не слишком удобным креслам, вначале — зафиксированным на месте. После «старта» они начнут болтаться вдоль и поперек — две степени свободы обеспечивает подвеска. Девицы — имитаторши экипажа суетятся, велят ремни пристегивать, что вполне привычно.

Мое 30-е место довольно далеко от пилотской кабины. Вижу только, что кресла у приборной панели занимает какой-то парень в кожаной куртке и одна из девиц в униформе. Там же стоит скафандр — натуральный, головастенький. Потом пилотскую кабину от нас закрыли двухметровым телеэкраном, на котором, как и в «иллюминаторах», показывали потом космические пейзажи.

Места в хвостовом отсеке (для почетных гостей?) заняли Г.С.Титов и бывший солист Большого театра тенор Антон Григорьев, давнишний его друг-приятель, Думаю, неужто петь будет: «Он сказал, поехали и махнул рукой»?.. Но до этого не дошло.

СТАРТ. Его имитация — вполне театральная. На мониторах, что вместо иллюминаторов, показывают последние моменты подготовки корабля, Отсчет времени, команда:

Посолиднел, заматерел Герман Степаныч. Кабы не табличка на столике перед его креслом, нипочем не узнал бы в этом плотном холеном джентльмене с безукоризненным пробором в седине лихого майора начала 60-х — космонавта-2 Германа Титова. На этот раз он предстал перед журналистами в качестве президента АО «Космос — Земля», устроившего в московском ЦПКиО им. Горького не вполне ординарное шоу под названием «Космическое путешествие — атрибутивная реальность».

Атрибутов реального полета в космос собрали там не так уж много, но, главное, орбитальный корабль «Буран», пассажирами которого нам предстояло стать в тот день, был настоящим. И даже раскрасили его не ярко, по-аттракционному, а оставили черно-белым, как доброе старое кино.

Заранее оговорюсь, что вести этот репортаж «со звериной серьезностью» считаю не вполне уместным: шоу оно и есть шоу.

А началось все с того, что позвонил старый знакомый из Института медико-биоло-гических проблем и спросил, не хочу ли я слетать в космос, да вкусить заодно космических яств, и с интересными людьми пооб

щаться... Заподозрив, что меня пытаются склонить к участию в очередном их медицинском эксперименте — полежать 4 месяца чуточку вниз головой да еще при этом что-то делать, я ответил: увы, здоровье, мол, не позволяет. Когда же выяснилось, что ничего этакого не требуется и нужно лишь в урочный день и час съездить в парк культуры, где ничего головокружительного вытворять со мною не будут, — согласился.

«ЗВЕЗДНЫЙ БИЛЕТ». Мне вручили шикарный билет с изображением «Бурана» — трехстворчатый и продолговатый, как билеты на международных авиалиниях. По нему и прошел к установленному на набережной «Бурану», где и была регистрация — почти как в обычном аэропорте. Однако милые стюардессы в бордово-черно-алюминиевой униформе повели нас не прямиком в орбитальный корабль, а в павильон под куполом. Там-то и увидал преображенного Титова. Телепатирую по-музыкальному (помните «Пиковую даму»?): «Скажи мне, Герман, что с тобою?» — а он, точно как в опере, отвечает тем же способом: «Со мною ничего». Я (увлекшись ролью Томского): «Ты болен?». Он: «Нет, я здоров», Я: «Ты стал

Так выглядит московский "Буранный | полустанок» с высоты птичьего полета. | Фото Александра КУЛЕШОВА^

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?