Техника - молодёжи 1997-03, страница 52

Техника - молодёжи 1997-03, страница 52

КЛУБ

ЛЮБИТЕЛЕЙ

ФАНТАСТИКИ

Юрий Михайлович Медведев родился в Красноярске в семье военного летчика, закончил военно-инженерную академию в Риге и литературный институт в Москве. Десять лет проработал в «ТМ», где появились его первые фантастические произведения. Автор книг: «Капитан звездного океана», «Колесница времен», «Протей» и других, переведенных на разные языки. Последние труды: «Словарь славянской мифологии», «Словарь русских суеверий», «Словарь имен» — созданы им в соавторстве с писательницей Еленой Грушко. Он — составитель 20-томной «Библиотеки русской фантастики XI — начала XX вв.» (семь книг уже вышли), член Европейского содружества ученых и фантастов ДЕМЕТРА, действительный член Международной академии космоэнергетики.

Публикуемая повесть написана специально для мартовского номера «ТМ».

Юрий

МЕДВЕДЕВ

ДО СКОНЧАНИЯ

Повесть Нет, не кинжал, не яд цикуты,

И не сошествие с ума,— Подземным озером, покуда Не поглотит навеки тьма.

Оссиан. «Видение смерти»

I. Ужин при свечах

Хрустальный шар на серебряном треножнике филигранного литья Внутри шара красавица-бабочка распластала в полете золотисто-зеленые крылья.

Я обогнул стол, сел в кресло, осторожно придвинул диковинку по ближе. Бабочка замахала крыльями, ее усики, загнутые на концах спиральками, затрепетали. Затем по шару поползли, извиваясь, темно-синие сияющие буквы:

«Высокочтимый господин министр общественного спокойствия! Почтеннейший Никифор Иванович!

Покорный Ваш слуга вместе с супругой Жанной нижаише просит Вас пожаловать на товарищеский ужин при свечах по случаю моего 80-летнего юбилея.

Ужин будет иметь место в Георгиевском зале Кремля 22 октября с г в 19.00. Ваше кресло - за Золотым столом, по правую руку от юбиляра.

С вечною благодарностью и неизменной приязнью Ваш

Эрик Гернет,

лауреат Нобелевской и некоторых других премий,

почетный член ста пятнадцати зарубежных академий и университетов

и прочее, и прочее, и прочее.

19 октября 2011 года по Рождеству Христову» Я водворил шар на прежнее место — змеящиеся буквы пропали, бабочка застыла. Нажал кнопку. Вошла одна из моих пресс-секре-тарш, длинноногая и тонкая, как луч, бывшая балерина, неся под мышкою папку с документами на подпись.

— Сударыня откуда прилетел сей шарик?

— Прислан фельдъегерской связью господин маршал. В запечатанной I оробке От супруги нашего Президента.

— И что скажете? Товарищеский ужин в Георгиевском зале — зто как понять? Да за всю историю госу арства Российского до акого не додумались Кто, кроме Президента, волен разрешить подобную пирушку? Президент же, как вам известно, после шестой опера ии на сердце уже полтора года не владеет речью и не вс ает с постели,— Я выдержал паузу. — К величайшему несчастью для всех россиян. Ибо замены Пре иденту нет и не предвидится.

— Но господин Герне откупил Гео гиевскии зал для своего юбилея Еще неделю ому назад, когда вы были в Америке. И заплатил семьдесят миллионов фунтов стерлингов

— За один вечер?

— За один вечер, господин маршал. Вы же знаете, он может себе позволить все что угодно.

— Вы правы, — со ласился я. — Тот, кто избавил человечество и от СПИДа и от ТРЭНСа может позволить себе дорогое о щие прихоти. Жаль, что мы не виделись с господином Гернегом около сорока лет.

Я приехал в Кремль без четверти семь и застал в Георгиевск м зале вавилонское столпотворение. Тут клубилось не менее тысячи людишек всех чинов и сословий: знаменитые артисты, светила медицины, послы, воры в законе писатели, множество моих подчи енных в штатском, светские львицы, космонавты, зке-премьер Мексики, святей

ший патриарх со свитою, агенты влияния, оба чемпиона мира по шахматам, экстрасенсы, политики-попрошайки из недавно разогнанной Думы и еще Бог весть кто. Судя по туалетам, добрая половина приглашенных состояла из тех, кто прозябает от зарплаты до зарплаты, а не сколько потертых личностей смахивало на заурядных алкоголиков. Как води ся все с вожделением рыскали глазами по столам: залитые огненным морем свечей они ломились от яств. Президентский оркестр играл Вивальди.

Наконец пригласили рассаживаться. Быстроглазый официант в бе лом смокинге с галунами (если не ошибаюсь, опальный подполковник из моего ведомства, завалившийся на Балканах) проводил меня на помост к Золотому столу.

Ровно в семь музыка умолкла. Из-за парчовой занавеси на помосте показался грузный одутловатый старик, ведомый под локоть ослепительной красавицей, в которой я тотчас узнал Жанну. Они сели в кресла слева от меня. Старик остор жно потрогал микрофон рукою, испещренной коричневыми пигментными пятнами и заговорил с подвы-вом:

— Глубокочтимая супруга Президента! Высокоуважаемые дамы и господа! Друзья! Я, Эрик Гернет, и моя несравненная спутница жизни Жанна рады приветствовать всех вас в лучшем из залов московского Кремля. Открою секрет: на свой скромный юбилей я созвал всех, кто так или иначе помог мне за долгую жизнь. Особая благодарность моему наставнику и благодетелю, Президенту всех россиян, его супруге и дочерям, внукам и правнукам. Об их роли в моей судьбе я скажу несколько позднее, когда, освободившись, наконец от важных государственных дел, к нам пожалует сам Президент.

«Каким же образом он к нам пожалует7» — подумалось мне, и я мельком взглянул на госпожу президентшу, прозванную еще в прошлом веке Молчуньей. Видимо, ей пока не донесли, что двойник Президента покончил с собою сегодня ночью. Очередному дублеру завтра предстоит плановая о ерация по пересадке печени.

— Коллеги! Сограждане! Друзья моего детства и зрелых лет! — вещал юбиляр. — Прежде чем приступить к ужину при свечах, позвольте немного пофи ософствовать на тему свободы и долга в благодеянии.

...Господи, это жабообразное страшилище с чудовищными шишка ми на лысом пятнистом черепе, зтот толстенный хряк с колышащими-ся складками кожи на шее, зтот пыхтящий, сопящий, то и дело отсмаркивающийся монстр, что изрекает жалкие благоглупости, неужто он тот самый Эрик Гернет?

Я перевел взгляд на Жанну и встретился с ее взглядом. О боги небес и земли! Вот загадка так загадка: за четыре есятилетия она поч ти не изменилась, даже самая придирчивая соперница не дала бы ей больше тридцати.

Посыпались тосты в честь Нобелевского лауреата.

Дождавшись когда Жанна отлучилась в президен кую ложу, я подошел к Эрику с поздравленьями. Мы обнялись, он даже всплакнул, после чего я вручил ему подарки: почти невесомый лиловато-пурпур-ный кристалл, добытый на Марсе одним из моих учеников, и обычный почтовый конверт.

— Счастлив что вы, Эрик Яковлевич, один из немногих на планете, в чьей знаменитой коллекции заблистает отныне марсианская диковинка — сказал я. — И не менее счастлив, если не более, что никто кроме вас, должным образом не оценит сообщение, таящееся в конверте. Я сделал для вас копию из моего архива. В сообщении зтом значится, что 29 августа 1999 года все восемь братьев Каскыровых были унич ожены за одну ночь. В результате межклановых разборок в Средней Азии. Так что ваше давнишнее желание исполнилось, хотя и с неко орым зап зданием

В выцветших глазах Гернетв промелькнула тень недоумения, смешанного с испугом.

— У вас железная хватка, господин министр общественного спокойствия, - негромко проговорил старик. — Верите ли, но именно вас я считаю главным гостем на сегодняшнем торжестве...

II. Подземное озеро

(Надиктовано 14 сентября 1971 г. — для личного архива) В конце мая прилетел из Хабаровска мой старший брат. Мы не виделись больше двух лет. Выглядел он неважно исхудавший, руки трясутся. На Трубную где я снимал крохотную квартиру, он нагрянул нежданно-негаданно, около восьми вечера. В холодильнике было хоть шаром покати. Я смотался в Елизеевский магазин купил деликатесов и бутылку коньяку — армянского, трехзвездочного. Эх, знать бы заранее, чем зто кончится...

Я налил до краев рюмки, поднял свою, но брат, странно заслонившись от меня рукою выдавил каким-то замогильным голосом:

— Лучше убери зто зелье, Ник! Завязал я с зеленым змием. Приехал вшивать в задницу «торпеду». Давай ищи нарколога.

— Да ты никак спя ил! - изумилоч я. — Какая «торпеда»? Когда ты успел пристраститься к хмельному если всю жизнь крутишь педали? Ты же мастер спорта не по шашкам, а по велосипеду, помнишь, как сам пел под гитару про своих дружков: «Сердце — железное, нервы — стальные, как спицы».

— Были стальные, да сплыли, — сказал он устало. — А оба велосипедика своих я давно уж продал, сразу как Зинка с дочкой ушла обратно к своей мамочке. Последние полтора года вкалываю грузчиком на

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ  3 ' 9 7

50

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?