Техника - молодёжи 1997-03, страница 54

Техника - молодёжи 1997-03, страница 54

Я вышел подышать свежим воздухом. Жанна сидела на ободранной скамеечке, щурилась на луну. Одета была в блекло-сиреневый сарафан с тонкими бретельками и в серебристые сандалии.

— Хзлло, ковбои — приветливо помахала мне ручкой. — Родриго сказал мне пару слов о тебе. Ого, какая шляпа, небось с Дикого Запада? Дашь поносить?

Я протянул ей свою соломенную шляпу, ни с того ни с сего заробев. Еще бы не заробеть! С такими красавицами-русалками разговаривать еще не доводилось.

— Что ли ты студентик? Подкалымиваешь на каникулах? Захотелось Азию повидать? — тараторила Жанна, не давая мне слова выговорить.

— Обожаешь подниматься за облака? Трогать веточку персика? Наслаждаться нектаром? Целовать медузку?

— Да разве ж их целуют, медуз? — изумился я. — Прошлым летом был в Тамани, там медузы метровые, с фиолетовыми каемочками, но кто ж их станет целовать, таких страшилищ!

Жанна хихикнула.

— О, да ты совсем сосунок, хотя на вид — прямо Геркулесище, в Голливуде тебе цены бы не было... Эх, полтора часа еще бить баклуши. — Она замурлыкала незнакомую мне мелодию, затем сказала: — Хочешь, смотаемся вон в ту рощицу, к озеру, его отсюда не видно. Прошлый раз там плавали утки.

По узенькой тропке мы углубились в березовую рощу. Вскоре впереди заблестела вода, высвечиваемая полной луною. Неожиданно моя спутница оступилась, вскрикнула и повалилась на траву.

— Ой, ноженьку вывихнула! Помоги подняться, ковбой! — захныкала она. — Хватит сил понести меня на руках?

Наивный вопрос для десятиборца! Как перышко, поднял я ее с травы и уже было сделал несколько шагов в обратном направлении, но она прошептала, обхватив мою шею тонкими руками:

— Не спеши, Геркулес. Давай полюбуемся на луну.

И опять я принял все за чистую монету: повернулся боком к озеру, чтобы постанывающая Жанна созерцала величественно плывущую по небесному морю царицу ночи.

— Хочешь, ковбой, узнать великую тайну? — опять зашептала она и потянулась к моему уху. Я почувствовал на щеке ее горячий язычок, вслед за тем ее губы впились в мои, и я рухнул с нею на траву.

О чудо из чудес! По незримому знаку из машины вселенского воздаяния, в награду за какие-то еще не свершенные мною всеземные

подвиги зта прелестница, зто совершеннейшее создание, предназ наченное для услаждения бо ов отдавалас мне. Она стонала в моих объятьях, она искусала мне плечи, она впивалась ногтями мне в спину, она выдыхала:

— Еще целуй сосочек, еще. Теперь сожми здесь посильней! Еще сильней! О-о! Быстрей, еще быст-ре-е-е-е-и!

Тело ее вытянулось, обмякло, дыхание ресеклось. Я приложил ухо к ее лунообра ной груди: сердце билос еле слышно. Кажется обмо рок...

— Не тревожься миленький! — послышался ее сладострастный смешок,— Я могу подниматься за обла а несколько раз подряд, уяснил намек? Теперь, Геркулесик, поцелуй мою медузку, я люблю услаждать ее «шанелью», чего моргаешь глазками, глупыш? Дай-ка твою руку. Вот она, медузка, с которой слюбился твои гриб подберезовик. Целуй же ее, целуй1 И попробуй моего нектара Говорят он продлевает молодость .. О, какой ты способный ученик1

Ну почему, почему так быстро поднимается луна?

Придя в себя, я взглянул на часы: до посадки минут двадцать. Мы быстро искупались в озере, спугнув парочку уток. Я обтер Жанну и себя майкой, оставив ее на кустике в дар березовой роще. Взявшись за руки, мы побрели по еле угадываемой тропинке.

— Ты замечательный наездник, — говорила умиро воренная Жанна — Истинныи ковбой. Как можешь ты так неутомимо сладостраст-ничать? Раскрой екрет?

— Этот секрет китаицы знают уже несколько тысячелетии - отвечал я. — Слышала что нибудь про даосизм? Нет. Видишь ли, я провел в юности два года в Китае, отец там служил. И наблюдал собственными глазами такие супружеские пары: ему восемьдесят лет а ей шее надцать. И они счастливы. Потому что даос в совершенстве владеет искусством любовного наслаждения. Не веришь?

— Верю, Геркулесище. А можешь попросить даосских богов, чтобы мы с тобой любострастничали до твоих вое мидесяти годов? Но чтобы я, чур, оставалась вечно молодой?

— Я буду вечно любить тебя Жанна — поклялся я постыдно забыв про медсестричку Таню.

Безумная ночь! Оказалось, что самоле г задержится еще на два часа. Мы подкрепились в депутатском буфете и вернулись к озеру, переполненному лунным сияньем.

Слегка уже приутомленный ласками красавицы, я пожале , что нельзя, допустим, незаметно повесить гернетову кинокамеру а бе резу, в трех шагах от нас, и заснять во всех подробностях наше любов ное пиршество. Какое, наверное, утешение в старое и показыва гь самому себе — самого себя: на вершинах сладострастия...

* * *

Я очнулся от голоса стюардессы, объявлявшей:

— Температура воздуха в аэропорту Ташанбе тридцать девять гра дусов. Местное время одиннадцать двадцать пять

Выглянул в иллюминатор. В раскаленном мареве плыл ослепитель-но-белый аэровокзал Вокруг подъехавшего трапа застыли акие же белоснежные «волги». Я насчитал их семнадцать Чуть поодаль красовалась правительственная «чайка».

Оказалось, весь этот зскорт предназначен для нашей киногруппы. Из женщин в нее входили, кроме Жанны, три бойкие актрисульки — Стелла, Нонна и Карина, а также пожилая гримерша. Из мужчин самым главным (и самым старшим по возрасту) был, конечно, Родриго, беспрес анно взрывающийся по пустякам Все подчинялись ему бес-пре ословно, и лишь Жанна осмеливалась иногда возражать.

Нас рассадили по машинам Родриго воцарился в «чайке», а каждому из нас дос алось по «волге» Не заезжая в столицу, кортеж на бе шеной скорости двинулся к синеющим на юге горам в снежных шапках.

Часа через полтора свернули с доро и и вскоре оказались среди деревьев с тускло-с ребристыми листьями. Здесь, в чайхане над узенькой речушкой нас встретили музыкой и танцами, накинули каждому на плечи пестроцветный халат, а головы увенчали тюбетеиками. Верховодили четверо горбоносых джигитов, отдававших краткие приказания обслуге орбоносые восседали за главным столом, справа и слева от Родриго.

— Братья Каскыровы, — заговорщицк м шепо ом ответил на мой вопрос помреж Додик, наслаждаясь пловом. — Между прочим, всех братьев — восемь Самому старшему — за семьд сят а может, и за сто семьдесят годочков, но его здесь нет. Он-то и положил глаз на вертихвостку Жанну. Слышал про Сулеймана К скырова9 Нет?! Ты что, с Венеры свалился? Да старик богаче Рашидова и Кунаева вместе взятых.

— Богаче интеллектом9 — съязвил я.

— Запомни: здесь, на Востоке нет такого слова — интеллект Аксакал Сулейман ворочает золотым Эльдорадо. У него рудники прямо во владениях собственного колхоза «Заря Востока В допотопные вре мена в тамошних горах рабы кайлили золотую жилу, а недавно, лет пятнадцать назад, Каскыров i озобновил промысел на старых отвалах. Он здесь царь и бог. Дважды герой. Депутат С нашим бровастым ген секом вась-вась, фрукты-овощи в Кремль поставляет.

Завершив трапезу дынями, каких я сроду не едал мы опять понес лись по раскаленным пустынным просторам.

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ  3 ' 9 7

52

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?