Техника - молодёжи 1997-07, страница 69




Техника - молодёжи 1997-07, страница 69

марше, его ораторский талант, сочетавшийся с поверхностностью мысли, стремление и умение быть в центре внимания в любой компании, ловкость и способность пролезать в игольное ушко для достижения цели. Иными словами, Франклин ненавидел Бомарше именно за те его качества, что спо-

коль скоро ненависть биофизически нормальна при определенных условиях, может, она еще и адаптивную роль играет? Иногда ее называют защитной реакцией. Словосочетание, безусловно, симпатично своей наукообразностью, но существо дела объясняет, по-моему, не лучше, чем фраза «такова природа вещей». Казалось бы, какая там защита, если всякий знает, что отрицательные эмоции портят нервы и укорачивают жизнь! С другой стороны, если бы ненависть была однозначно вредна, естественный отбор еще в доисторическую эпоху выбраковал бы особей, способных ее испытывать...

собствовали успеху франклинской же политической игры! Но, даже понимая это, он не смог заставить себя подобреть к носителю чуждых ему черт.

С такой «инстинктивной» антипатией, обуславливающей конфликты буквально на пустом месте, ни из-за чего, мы сталкиваемся повседневно — и, не умея понять ее, объявляем иррациональной. Между тем есть научное (или потенциально научное?) понятие, знакомое сегодня каждому:

БИОЛОГИЧЕСКАЯ НЕСОВМЕСТИМОСТЬ

Природа ее не разгадана, но — с учетом имеющихся знаний, обрывков знаний, психиатрической, психотерапевтической и экстрасенсорной практики — ее можно представить результатом взаимодействия человеческих биополей, чьи биофизические характеристики резко различаются. Вроде бы подобная гипотеза не противоречит фактам.

А раз так — ближе всех к истине оказывается Фрейд. Если ненависть действительно вызывается воздействием чуждого (не путать с чужим!) биополя — остается признать ее чем-то первичным, элементарным, далее неделимым.

Но такое допущение, более-менее удовлетворительно разрешив один вопрос, немедля вызывает новый:

ПРОТИВНО, НО ИНОГДА ПОЛЕЗНО -КАК ЛЕКАРСТВО

Вновь обратимся к Фрейду — а именно к его работе «Массовая психология и анализ человеческого Я». Здесь нет возможности подробно комментировать ее и приводить обширные цитаты. Коротко: Фрейд считает массой любое множество людей, состоящее более чем из одного элемента, и выводит ее подчинение вождю из пресловутого либидо (первичного сексуального позыва), накрепко увязывая его с внушением и подражанием: члены массы психологически «отдаются» личности вождя, ТЕРЯЯ СЕБЯ.

Нетрудно экстраполировать сказанное на массу, состоящую из двух людей, независимо от того, какие конкретно отношения их объединяют (по Фрейду, все они «либидинозны»). Конечно, нельзя примитивно сводить дело к полному поглощению одного ego другим — существует СТЕПЕНЬ потери себя, ничтожная при равноправном общении и растущая при реальном или мнимом превосходстве одного над другим.

Тогда адаптивное значение ненависти и конфликта — дать человеку возможность ВНОВЬ ОБРЕСТИ СЕБЯ, восстановить свою индивидуальность. Следовательно, ненависть разовьется и конфликт возникнет, лишь если одна личность достаточно сильно ущемлена другой.

А зачем, собственно, вообще восстанавливать индивидуальность? Жил

бы и жил себе ущемленным! Ведь иногда сие так удобно... Да и не слишком ли «эфирны», умозрительны слова об обретении себя? Скрывается ли за ними нечто материальное, физиологическое?

Как ни странно, да. Опять же призовем на помощь биологию. Есть понятие гомеостазиса: так именуют динамическое равновесие физиологических процессов в организме, обуславливающее относительное постоянство его внутренней среды. Поскольку человек наделен разумом, в понятие его гомеостазиса нужно включить и психическую компоненту. Воздействие чуждого биополя нарушает именно ее — значит, должны существовать способы ее восстановления.

А чем вообще поддерживается го-

меостазис живого организма? Регуля-торными механизмами. В результате их совокупной работы организм ТО-ЛЕРАНТЕН к среде — проще говоря, вынослив. Но тогда что же такое ненависть, если не механизм психологической толерантности к чуждым биополям? Конфликт же — способ восстановления психической компоненты гомеостазиса.

Добавим: необязательно ненависть должна иметь «антивождистскую» направленность, но потеря себя — явно или скрыто — предшествует ей всегда. Если вернуться к примеру с Франклином и Бомарше — УСПЕХ первого обеспечили НЕПРИЕМЛЕМЫЕ для него качества второго; в какой-то степени это подрывало самые основы франклинского мировоззрения, то есть — ущемляло его личность.

К слову замечу, бывают и парадоксальные будто бы случаи: не «подчиненный» ненавидит «вождя», а наоборот. Здесь уместно говорить о толерантности к слишком сильному обожанию, несносному для натур с определенным темпераментом.

Итак, ненависть, эта царица отрицательных эмоций, эта ножовка для нервной системы, — на самом деле что-то вроде касторки или хины: когда принимаешь внутрь — тошно, но... Такова плата за восстановление поколебленной индивидуальности.

P.S. Возможно, многим покажется неприятной биологизация того, что принято считать сокровенными поползновениями души. Но правомерно ли отделять душу от материального ее носителя — тела? И разве не плодотворен такой подход — искать решение проблемы на стыке наук? ■



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?