Техника - молодёжи 2001-03, страница 49

Техника - молодёжи 2001-03, страница 49

что Рауль был не в силах подняться В голове мутилось к горлу подступала тошнота

«Я победил...» — подумал юноша и упал без чувств.

Ему снилась кровь. Море крови. Он плавал в нем захлебываясь и моля о пощаде. А над ним, в черном небе, кружил огромный дракон, оплакивая его, будто покойника. И эти стоны невозможно было вынести.

Рауль очнулся. Тело задеревенело от лежания на холодных камнях, а рука безвольно повисла, вовсе отказываясь слушаться. На ней черной коркой темнела запекшаяся драконья кровь.

И вдруг юноша и впрямь услышал стон. Протяжный и надрывный, он поднимался в серое предрассветное небо. Этот стон проникал в самые тайные уголки души, будоража все то живое, что в ней осталось. За стоном раздались приглушенные рыдания, и юноша немного приподнялся, желая разглядеть существо, которое так горько оплакивало смерть дракона.

О Боже — рядом с мертвым телом сидел живой дракон, скорбно опустив голову на длинной шее!

Рауль пришел в ужас Вместо одного дракона оказалось два! А он думал, что причинит боль лишь раз! Теперь же его грех возрос вдвое, так как он заставил страдать живое существо.

Из груди юноши вырвался надрывный всхлип, привлекший внимание дракона. Тот поднял склоненную голову и пристально взглянул на пришельца. В глазах, таких же больших и умных, как у того, мертвого, стояли слезы. Он и не думал нападать, мстить обидчику Дракон моргнул и, издав тихий стон, лег, положив голову на спину мертвому сородичу.

Рауль попятился. Небо стало розоветь, и на востоке из-за гор встало солнце. Оно осветило остывшую за ночь землю своими все еще прохладными лучами, заиграло на снежных шапках яркими бликами.

И только теперь Рауль как следует разглядел драконов. Тот, что лежал на земле убитым, был покрыт нежно-фиолетовыми чешуйками, а гребень его был темно-медового цвета. У живого же чешуйки были намного крупнее, он был темно-синий с красным гребнем, тянущимся до кончика хвоста. Что-то странное было в мертвом драконе. Он лежал на боку, сильно запрокинув голову, а его живот был непомерно вздутым и сильно возвышался над землей.

И вдруг Рауль все понял. Он убил не дракона, а драконицу, да еще носившую под сердцем дитя! Внутри похолодело, пред глазами все поплыло. О, Боже!

И тут дракон издал такой истошный вопль, что юноше показалось, будто его душа сейчас вырвется из тела, в клочья разорвав грудь. Он схватился руками за голову, затыкая уши, и бросился прочь, спотыкаясь и рыдая на ходу.

— О, Боже, зачем ты позволил мне совершить такое? Зачем вложил в мою руку меч и поднял ее на убийство? Зачем?!

Так он бежал, не разбирая дороги, пока не упал от усталости и изнеможения. Голова пылала, сердце бешено колотилось, а пересохшее горло раздирали рвущиеся изнутри рыдания.

— Зачем я родился на белый свет?! Зачем пришел в этот мир, если умею только убивать?! — Рауль закрыл лицо руками и горько заплакал. Так он провел ночь, а наутро побрел дальше.

Как он вернулся домой, каким чудом не сбился Ъ дороги, не умер в пути от голода и усталости, он не помнил.

За это время от прежнего Рауля не осталось ничего. Он превратился в тень, серую тень, которую не замечает никто, как бы близко она ни находилась. Светлые волосы отросли и грязными нечесаными прядями спадали на некогда красивое лицо. Сейчас черты его обострились, глаза впали и горели каким-то внутренним беспокойным огнем. Одежда превратилась в лохмотья, а правую руку сковывала корка засохшей крови.

Так он и дошел до замка, под чьими стенами когда-то (казалось, это было так давно!) вздыхал о любви.

Стражники у ворот остолбенели и, не вымолвив ни слова, пропустили его внутрь. Слуги внутри расступались, давая ему дорогу а Рауль все брел, будто привидение, не обращая ни на кого внимания.

В тронном зале было полно народу Там праздновали свадьбу. Его любовь, его единственная мечта с улыбкой на прекрасных устах выходила замуж за другого

И вдруг кто-то из гостей увидел Рауля, прислонившегося к стене. Раздался крик, и вмиг все глаза обратились на него.

Рауль обвел приглашенных усталым взглядом, остановившимся на невесте, и громко сказал:

— Я убил дракона!

Лицо невесты исказила гримаса злости. В зале загудели.

— Ты сумасшедший! — прокричала она, не обращая внимания на гул голосов. — Убирайся прочь! Даже если ты и убил дракона, ты мне все равно не нужен! Стража! — Она махнула рукой и со злобной усмешкой опустилась на прежнее место.

Два стражника медленно приблизились к юноше. Один развернул его и толкнул в спину, указывая выход. Другой последовал за ним.

Рауль шел, не замечая тычков и ударов. Для себя он уже все решил.

На оставшиеся гроши он купил немного еды и тронулся в путь. Не считая дней, он все шел, возвращаясь туда, где похоронил свое сердце и душу. Он возвращался к убитому дракону. Даже если ему там грозит смерть — ему все равно. Зачем ему жить? У него не осталось ничего, ради чего стоило бы бороться...

Ночь застала его входящим в каменную долину. Ничто в ней не изменилось — лишь на том месте, где пала драконица, вырос огромный каменный курган Лунный свет струился по камням, стекая вниз множеством голубоватых ручейков. Рядом с курганом, как тогда с телом, лежал дракон.

Рауль подошел и сел на землю рядом с ним. Дракон поднял голову и глянул на человека.

— Ты вернулся, — от этих слов Рауль вздрогнул. Голос был низким и необычно вибрировал.

— Да, — тихо отвечал юноша. — Я не мог больше выносить той муки, что преследовала меня по пятам.

И он рассказал всю свою историю от начала до конца Дракон слушал молча, и только в его умных глазах отражались звезды. Закончив рассказ, Рауль тихо спросил:

— Почему ты не убил меня тогда, когда я лежал здесь?

— Зачем? Твоя смерть все равно не вернула бы мне ее жизнь. И х жизнь..

Так они молча сидели, глядя в высокое небо, пока на востоке не забрезжил рассвет. Дракон поднялся, глянул на всходящее солнце и грустно проговорил:

— Теперь я — последний дракон.

Рауль, не поднимая тяжелой головы, ответил:

— А я — последний дурак.

Дракон усмехнулся.

— Увы, нет. Таких как ты — миллионы. И у каждого есть свой дракон, которого они мечтают убить — будь то страх, боль, любовь или ненависть. А я все же последний. Пойдем отсюда.

И они пошли прямо навстречу солнцу — гигантский дракон, последний на этой земле, и усталый рыцарь, наверное, тоже последний в своем роде. J

СТАНОВКИНА, l/MCrflDr Пермская обл. | жщ | ^J^^J|

И ЧЕЛОВЕК

В самый разгар боя, когда вокруг творится что-то совершенно невообразимое, просто ад кромешный, когда невозможно временами понять, где кто, и кажется, что тебя окружают одни враги, и разум цепенеет, уступая место ослепляющей ярости, ты почти перестаешь соображать — просто убиваешь и убиваешь, и враги приходят в ужас от одного твоего взгляда, и уже ничто не в силах вернуть тебе облик разумного существа, и ты чувствуешь себя неуязвимым, всемогущим, карающим ангелом тьмы... И в эту самую минуту, когда враг дрогнул и начал паническое, лихорадочное отступление... я вдруг увидел его. Прокладывая себе путь в груде живых, полуживых и уже совсем неживых тел лучем энергомета, я наткнулся на него. Точнее, я наткнулся на его взгляд, полный отчаянной

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 3 2 0 0 1

47

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?