Техника - молодёжи 2001-05, страница 29




Техника - молодёжи 2001-05, страница 29

ской войне, сформировав специальную Полярную комиссию.

По инициативе и при самом действенном участии членов этой комиссии на стапелях Невского судостроительного завода были заложены два транспорта ледокольного типа, «Таймыр» и «Вайгач», специально предназначенные для исследования северных морей, и весной 1909 г. они были спущены на воду.

Эти ледоколы, вошедшие в строй Военно-морского флота России, были построены по последнему слову науки и техники того времени: корпус, верхняя палуба и ходовая рубка имели многослойную теплоизоляцию, новинкой были и установленные на них радиотелеграфные аппараты Запас угля обеспечивал им автономное плавание на расстояние до 12 тыс. миль (одна морская миля равна 1,852 км) со скоростью 8 узлов (один узел соответствует одной морской миле в час, то есть 1,852 км/ч), а на случай вынужденной зимовки каждый транспорт имел запас провизии на 16 месяцев.

Но даже этим судам, специально приспособленным для плавания в экстремальных условиях, были нужны сведения о ледовых условиях на их пути, а также данные о солености и температуре воды, скорости и направлении ветра.

ПОЛУЧИТЬ ВСЕ ЭТИ СВЕДЕНИЯ

можно было только с помощью регулярных метеонаблюдений на строго определенных ключевых участках трассы Северного морского пути, а их оперативную передачу были способны обеспечить лишь устройства радиотелеграфной связи.

Поэтому в 1911 г. В.А. Русанов высказал мысль о необходимости сооружения маяков и наблюдательных постов, снабженных радиопередатчиками, на Новой Земле, а также на островах Вай-гаче и Белом, то есть на значительной части Северного морского пути — от Белого моря до устья Оби.

Этот проект начал реализоваться в навигацию 1911 г. Как вспоминает один из строителей этих станций, В. Шуман-Дел я Кроа, «29 вечером, забрав с собой техников и рабочих, вышли мы из Архангельска на зафрахтованных почтово-телеграфным ведом

ством пароходах «Дан» и «Веспасиан» под начальством главного механика Архангельского почтово-телеграфно-го округа инженер-электрика М.Ю. Цемноловского».

В 1912 г на судне «Нимрод» туда же отправилась следующая почтово-теле-графная экспедиция, а потом на пароходе «Иоанн Богослов» была послана партия строителей для продолжения начатых работ. Строительным материалом тогда служили пустотелые бетонные блоки. Пребывания в каждой из трех точек строго ограничивались короткими сроками навигации, и поэтому оснащение всех полярных станций необходимым оборудованием продолжалось два года и было полностью завершено лишь в 1913 г.

Но уже в 1912 г. прибывшая в этот район Арктики почтово-телеграфная экспедиция под руководством Д.Д. Руднева оборудовала метеорологическими приборами некоторые из этих станций, а в 1914 г. Д.Д. Руднев и В.А. Березкин оснастили необходимыми приборами наблюдательный пункт в районе мыса Маре-Сапе, в западной части полуострова Ямал, для наблюдения за выходом из Югорского Шара в Карское море.

ПОСЛЕ ЗАВЕРШЕНИЯ ОСНОВНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА и оснащения станций необходимыми приборами на них начались регулярные наблюдения: в сентябре 1913 г — на Югорском Шаре, а в сентябре 1914 г. — на острове Вайгач и Ямале. А 31 августа 1913 г. радиостанция на Югорском Шаре впервые связалась с Архангельском.

После этого пробного сеанса связи монтаж и настройка радиоаппаратуры были продолжены, а 4 сентября состоялся первый сеанс радиосвязи между Вайгачом и Югорским шаром; прием сигналов с Вайгача на Югорском Шаре был отличным. 17 сентября 1913 г экспедиция сообщила в Архангельск о консервации радиостанций на зиму: на них разобрали и смазали двигатели, приспустили сети антенн, а прочий инвентарь поручили охранять сторожам-

Так выглядели строения радиостанции на Вайгаче в конце 1980-х гг. (фото из архивов Морской арктической комплексной экспедиции).

зимовщикам, по два человека на каждой станции.

Станция в проливе Югорский Шар располагалась примерно в 37 — 38 км к северо-западу от современного поселка Амдерма, на берегу материка, спрятавшись за небольшим островом Соколий. Открывавшийся с уровня суши, с высоты 12 м, водный горизонт был невелик — позволял наблюдать лишь юг пролива на 7 миль, запад пролива и берег Вайгача, а на востоке — часть акватории Карского моря. С верхушки 71-м радиомачты, установленной на высоте 83 м над уровнем моря, район наблюдений расширялся до 20,4 мили. Но этим пунктом пользовались крайне редко, лишь в периоды смен сезонных состояний льдов, из-за трудности подъема на такую высоту. Обычно же наблюдатели поднимались лишь на нижнюю треть мачты, для чего были сооружены специальные ступени.

На острове Вайгач станцию заложили примерно в 2 км к юго-востоку от мыса Мысаля, на отлогом северо-восточном берегу небольшой бухты, обращенной в пролив Карские Ворота. Впоследствии' выяснилось, что для наблюдений за состоянием льдов в этом проливе выбранное место было не очень удачным, так как обзор с уровня суши не превышал 10 миль в секторе всего 80°, ведь значительная часть горизонта закрывалась островом Воронова и северным мысом Вайгача. Поэтому в 1915 г. центральная гидрометеорологическая станция в Архангельске завезла сюда 11-м наблюдательную вышку, которую в следующем году смонтировали на вершине 210-м холма к северо-востоку от строений. В результате радиус наблюдений возрос до 15 миль.

Самая же восточная из трех первых полярный станций была сооружена на западном берегу полуострова Ямал, на мысе Маре-Сале, примерно в 60 км к северу от реки Мордыяха. Эта станция имела самый большой сектор обзора, 180°, а с высотыч22 м, от уровня строений, видимость достигала 10 миль.

В ОТЛИЧИЕ ОТ 16 ДРУГИХ РАДИОСТАНЦИЙ почтово-телеграфного ведомства России, сооружавшихся для обслуживания судов, плавающих в русских морях, карские радиостанции

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 5 200 1

27



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?