Техника - молодёжи 2001-05, страница 49




Техника - молодёжи 2001-05, страница 49

— Что вам нужно? — спросил я, очевидно, выдав интонацией страх.

— Вы неверно понимаете ситуацию, — продолжило Лео. — Я собиралось защитить вас от Синего, но при сложившихся обстоятельствах предпочло не вмешиваться. Рад, что все обошлось благополучно. Поймите, мы — разные! Синие презирают людей и охотятся на них, следуя древним традициям. Мы, Зеленые, изучаем ваш мир и пытаемся вас защитить. По-нашему, нет оправдания убийству людей, если можно получать пищу из клонированных тканей.

— По-моему, тоже, — машинально пробормотал я. — А как насчет остального? Откуда вы пришли и зачем? Как возникла ваша раса? Каков ваш мир на самом деле?

— Столько вопросов! — усмехнулся голос. — Вы так любознательны...

— Уж каков есть, — пробормотал я.

— Мы это только приветствуем и при первой возможности дадим любые разъяснения Однако сейчас перед нами стоят более жизненно важные задачи. Вы по-прежнему находитесь в опасности. Видите ли, убитое вашим соплеменником Синее было одиночкой-интеллектуалом, что и позволило ему выйти на вас. Обычно Синие не интересуются земной наукой и культурой. А тем более не пользуются Интернетом! Им довольно ночных прохожих и грубой физической силы. Однако они в курсе того, что происходит с их соратниками.

— Вы полагаете, мне будут мстить?

— Это не совсем то слово... Однако они могут попытаться причинить вам вред, по различным мотивам. Со своей стороны, у нас есть другие мотивы, по которым мы обещаем вам защиту. Только наши возможности не безграничны...

— И на том спасибо! А что насчет Охотника?

— Имейте в виду: это опасный человек. Он слишком увлечен своей миссией, чтобы различать нас. Когда человек так уверен в своей правоте, он может превратиться в зеркало врагов и стать невольным орудием зла... А в вас мы верим. Не бросайте своих исследований!

Повесив трубку, я некоторое время пребывал в прострации. Потом включил звук у телевизора, заметив на экране нечто подозрительно знакомое.

— ...произошел в лаборатории зоогенетики Института биологии сельского хозяйства, — ворвался в комнату деловитый голос журналиста. — Компетентными действиями сотрудников пожарной охраны огонь был локализован и потушен. Человеческих жертв нет, однако пострадали научные материалы и дорогостоящее оборудование. По предварительным данным, причиной возгорания послужила неисправность электроприборов...

Михаил (среда, 9.30)

Олег... Жаль, из него уже не сделать охотника — поздно. Когда Анатолий стал меня учить, у меня хоть подготовка была — занимался восточными единоборствами. Пусть не серьезно, но все-таки знал, чем драка отличается от боя.

Частенько задумывался я о других охотниках. Есть ли они? Может, и действует такая группа, по крайней мере, в Москве? Анатолий не знал об этом ничего Сказал, что искал других охотников, но не нашел. Мы таились ото всех. Даже друг от друга. А люди, которые каким-то образом узнавали о вампирах, довольно быстро исчезали. Парочку человек, которых мы спасли с Анатолием, забрали в психушку. Один журналист просто исчез, по-видимому, им заинтересовались «компетентные органы». Нам некогда было следить за такими людьми, но мы знали: все, кто обладает информацией о вампирах, — в опасности. Потом, позже, я нашел еще одну причину, по которой надо было таиться. Но это было уже после гибели Анатолия.

Анатолий... Я отодвинулся от стола и устало прикрыл глаза. Как глупо тогда все получилось. Всего три года назад (а кажется, что прошло лет пятьдесят). Анатолий, мой учитель и наставник, мой старший товарищ, который научил меня всему, что я умею! Он погиб. Нет, не в схватке с вампиром, — его попросту застрелили. Он был один. Никогда себе этого не прощу — в тот день я уезжал за новыми компактами и остался ночевать у одной старой подруги, которую встретил на Горбушке. Вернулся я на нашу тогдашнюю временную квартиру на следующий день и сразу заметил, что Анатолий не ночевал дома Ну, мало ли, я тоже, например, не ночевал. Но вечером, когда он не пришел, я забеспокоился и начал поиски...

Ему выстрелили в спину. Ночью, когда он шел домой. У него не было с собой документов, его никто не знал. Еще один неопознанный труп. Мне даже не удалось увидеть его перед похоронами — в морг меня не пустили, а нужных связей у меня не было. К тому же, его родственниками и знакомыми активно интересовались, искали — в людей редко стреляют просто так, верно? Единственное, что мне удалось, так это добиться его перезахоронения, уже потом, через полгода после похорон, через подставных лиц.

Мне было очень плохо тогда. Я все думал, что если бы я был рядом, то все пошло бы по-другому. Хотя, скорее всего, меня бы тоже застрелили, вместе с Анатолием. Видимо, это были какие-то его старые дела. Я никогда не спрашивал у него, чем он занимался раньше. Но он в совершенстве владел всеми видами огнестрельного и холодного оружия, и он же назвал вампиров «клиентами». Однажды, правда, я спросил Анатолия, как он узнал о вампирах. Он ответил, что как-то раз увидел, как чудовище расправляется с жертвой. А потом стал охотиться на них. Вот и все. Я думаю, он был киллером. Наемным убийцей. И вполне возможно, увидел вампира и жертву случайно — в оптический прицел.

Не знаю, кем он был раньше. Но для меня он навсегда останется охотником — защитником человечества. Учителем.

Денег у него хватало. Я не спрашивал, откуда они. После его смерти я проверил счета в банках, которыми мы пользовались, и на них оказалось небольшое состояние, на которое, например, я мог безбедно прожить всю оставшуюся жизнь. Я старался не думать о том, каким путем нажиты эти деньги. Сейчас они работали во благо людей — с их помощью я спасал человеческие жизни Хуже придется, когда они кончатся. Но я не особо задумывался о будущем — такие, как я, живут одним днем, потому что день завтрашний может и не наступить. Для меня.

Олег (среда, 10.50)

Заметив черные разводы на стенах вокруг родного окна Института и ощутив запах дыма в вестибюле, я с тяжелым сердцем поднялся на второй этаж. Здесь пахло горелым еще сильнее. В лаборатории царил полный бардак... Увы, все мои начинания пошли прахом! По руинам бродили какие-то незнакомые люди. Я хотел было к ним присоединиться, но меня не пустили. Лаборантка с испуганными глазами сказала, что меня хочет видеть шеф. Я поплелся в его кабинет, не ожидая ничего хорошего.

— Итак, Олег Романович, — начал завлаб, — вы уже в курсе, какое нас постигло несчастье

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 5 200 1

47



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?