Техника - молодёжи 2003-03, страница 29

Техника - молодёжи 2003-03, страница 29

сова) весьма дискуссионен. Для решения проблемы в марте — апреле (наиболее благоприятное для работы авиации время) 1989 г Полярная морская геологоразведочная экспедиция (ПМГРЭ), базирующаяся в г.Ломо-носове, совместно с Главным управлением навигации и океанографии (ГУНИО), организовала и провела геофизические исследования в Центральном Арктическом бассейне по субмеридиональному профилю через котловины Подводников и Макарова.

Основным видом исследований были глубинные сейсмические зондирования (ГСЗ). Работы выполнялись авиадесантным способом с дрейфующей ледовой базы. С помощью вертолетов МИ-8 на льду выставляли сейсмические регистраторы и разбрасывали взрывчатку. Длина линии наблюдений достигала 200 — 220 км. После того как на льду все было приготовлено, на высоту 2 — 3 км поднимался самолет АН-2, с которого подавались радиосигналы на включение регистраторов и команды к производству взрывов. По окончании работ всё быстро убирали со льда и возвращались на базу. Таких сеансов за сезон было три. Надо сказать, что до того момента столь масштабные сейсмические работы на дрейфующем льду не проводились никем и никогда. Успех в первую очередь зависел от четкости и оперативности работы на профиле. Расстановка оборудования должна была отрабатываться максимум за сутки В противном случае можно было потерять всю технику уже в начале работ, после чего оставалось бы одно — каясь и размазывая слезы по обмороженным лицам, отправляться домой на растерзание начальству. Однако сейсморазведчики сработали блестяще, а ведь всё это проходило в 30-градусные морозы с ветерком...

Важным достижением работ 1989 г. явилось не только получение но-

МИ-8 взлетает с вертолетной площадки НЭС «Академик Федоров».

вой информации. Был преодолен некий психологический барьер, сомнение в том, можно ли вообще реализовать подобные исследования на дрейфующем льду Аналогичные ситуации часто встречаются в спорте: рубеж в 500 кг в тяжелой атлетике, 2 м в прыжках в высоту, 10 с в беге на 100 м и т.д. Главное — первый

раз, дальше — проще, до очередного рубежа.

Наблюдения продолжились в последующие годы, вплоть до 1992-го. В результате был отработан профиль от шельфа островов Де-Лонга до Северного полюса, позволивший увязать структуры заведомо континентальной коры шельфа с корой глубоководной части океана, а также субширотный профиль окрест хребта Ломоносова

Хотя полной ясности о природе коры не было, работы из-за недостатка ассигнований прекратили. Но при первой же возможности, в 2000 г., исследования решили продолжить по той же, оправдавшей себя, системе наблюдений но уже не с ледовой базы, а с борта ледокольного судна. В качестве объекта наблюдений выбрали наименее изученный во всех отношениях район подводного хребта Менделеева и зон его сочленения с прилегающими котловинами — район, максимально удаленный от любой суши, район полюса относительной недоступности. Судовой вариант базирования имелся в виду всегда, сейчас он стал единственным реально осуществимым. Однако в связи с этим возникло много новых вопросов, и один из существенных — перенос сроков наблюдений. Их пришлось увязывать с возможностью предоставления судна. Сегодня нет такой ледокольной техники, которая могла бы в условиях наиболее сплоченных льдов гарантированно и оперативно доставить экспедицию в намеченный район работ и обеспечить регулярное передвижение там

Остановились на августе — сентябре, хотя этот период, в отличие от марта — апреля, — наименее благоприятен для полетов. Как правило, в это время года в Арктике постоянно стоят туманы. Кроме того, большие опасения вызывала возможная деловая обстановка. Нужен был оптимальный вариант. С одной стороны, лед должен быть не слишком сплоченным, чтобы судно могло без особых проблем передвигаться, с другой — достаточно сплоченным, чтобы на него могли садиться вертолеты. В этих, не зависящих от человека, обстоятельствах оставалось надеяться на удачу...

НА БОРТУ

Кольским заливом мне уже доводилось проходить — в 1970-х гг. Он оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, чарующая суровой северной красотой природа скалистые, поросшие лесом, уходящие за горизонт сопки, сине-зеленые летом, желто-красные осенью; свинцовые, холодные воды залива. Невольно вспоминаешь о славном и трагическом военном прошлом этих мест: караваны PQ, пикирующие бомбардировщики, фонтаны взрывов, грохот орудий, героическая

оборона Советского Заполярья... Эти мысли навевали светлые, хотя и грустные чувства С другой стороны, досаду и раздражение вызывали неопрятные следы человеческой деятельности, скудость и неустроенность здешнего существования: разбросанные по обоим берегам группы разрушенных или полуразрушенных жилых и промышленных сооружений, многокилометровые коммуникации жизнеобеспечения,затопленные или полузатопленные морские суда. Тысячи тонн разрушающегося металла, отравляющего воду и землю. Редкими островками цивилизации в этом море разрухи и захламленности выглядели причалы с атомоходами и другими еще действующими военными и гражданскими судами. А ведь это — северный парадный подъезд России...

На следующий день проснулись уже в открытом Баренцевом море. Шли по чистой воде, волнение 1 —

2 балла. Вообще в течение всей дороги туда волнение не превышало

3 — 4 баллов, так что приступов морской болезни никто не испытывал. Да и команда подобралась отменная — настоящие полевики, испытанные полярники

Из опыта известно, что возобновлять что-либо после долгого перерыва весьма сложно. Как говорится, «иных уж нет, а те далече», аппаратура устарела или пришла в негодность Поэтому руководство ПМГРЭ логично решило подключить к нам отряд сотрудников московской организации «ГЕОН». Он был оснащен первоклассной отечественной аппаратурой «Дельта» с цифровой регистрацией сейсмического сигнала. За плечами этих прекрасных ребят были тысячи километров профилей ГСЗ. Возглавлял отряд отличный парень, жизнерадостный и предприимчивый здоровяк Андрей Маукин. У геоновцев было все, кроме, естественно, специфического опыта работы на дрейфующем льду. Восполнить этот пробел, а также осуществить научное руководство исследованиями, обработку материалов и их геологическую интерпретацию должны были сотрудники ПМГРЭ и ВНИИОкеанология Руководил сейсмическими работами опытнейший Ю Я. Заманский, участник всех предыдущих исследований по этой проблеме. Начальником экспедиции, как и всех предшествующих, был бессменный М.Ю. Сорокин.

Со многими участниками рейса я неоднократно бывал в экспедициях и знал их как людей доброжелательных, с чувством юмора, умеющих уживаться с соседями, готовых всегда оказать поддержку. В сравнении с полевыми условиями, например, с палаткой на Земле Бунге или промерзшей поварней на Котельном, где вместо стекол на окнах были куски укрепленного льдом полиэтилена, условия на борту «Академика Фе

ТЕХНИК А-МО Л О Д Е Ж И 32003

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?