Техника - молодёжи 2005-10, страница 54

Техника - молодёжи 2005-10, страница 54

СОВРЕМЕННАЯ СКАЗКА

Спросили бульдозериста. Он подумал, п охмури лея и не ответил, ушел задумчив.

Начальник стройки хотел было подождать еще, посмотреть, как оно обернется. Но конторские тут как тут: «Размораживай, иначе...»

Разморозили. Убрали обрушенную стену, перекрытия, блоки. Расчистили вокруг этой балки, что на сваях лежала, а там она не одна! Целый венец выложен из новеньких бревен! Как их только в прошлом году не заметили? Или зимой кто-то подстроил?..

Велят бульдозеристу: «Отодвинь-ка эти балки в сторону». А он отказывается.

- Почему?

- Не буду и все. Хоть увольняйте.

Увольнять не стали, убрали балки без него. Но сваи-то из земли торчат. Решили, что выход один: надо их все же выдернуть. Один из конторских так и сказал: «Зло надо рвать с корнем!»

Подогнали экскаватор, он выбрал землю вокруг свай. Глубоко выбрал. Но сваи стоят так же крепко, а глубже он ковшом своим не достает.

- Спилим! С такой-то глубины больше не вырастут!

- Не-е-ет! — говорят конторские. - Рвать надо!

Строителям неохота рвать, упираются: технику, мол, жалко.

Но под конец уступили: подогнали автокран, завели трос. Пришел бульдозерист, говорит: «Зря стараетесь». Но его не слушают. Потянули раз, другой... Чуть не уронили в яму автокран.

Потом пробовали тянуть трубоукладчиком, разными лебедками. вручную под эти сваи подкапывались... Не видать им конца и не выдернуть.

- Ладно, - конторские сдались, - можете спиливать.

Спилили сваи, завалили ямищу, уложили блоки бетонные,

достроили все три этажа, покрыли крышу, настелили полы, застеклили окна и - вручили конторским ключи: «Вселяйтесь!»

Начала контора обычную свою жизнь, про сваи скоро забыли,

А через месяц, в самый разгар второго чаепития, - толчок! Не сильный, но все услышали. Снизу. Осторожно. И до конца рабочего дня не было толчков. Вообще их больше не было. Но стало тревожно. Всем постоянно казалось, будто очень медленно давит что-то снизу. И еще через три дня та же самая стена треснула. Не сильно, чуть заметно. Как будто черная паутинка пробежала по штукатурке. А назавтра уже было видно небо.

Контору закрыли. На дверь повесили табличку: «Не входить! Аварийное здание». Инструкторам, секретарям и управляющим снова отвели углы по разным учреждениям.

Бульдозерист наведывался посмотреть, Качнул головой и молча ушел.

Горсовет махнул на это здание рукой: столько сил на него потратили, что дешевле было построить новое, в другом месте...

Через год прибыл к тому месту бульдозер. Вылез бульдозерист, походил вокруг, сказал: «ПРОРОСЛО» и начал работать. Залез в кабину, запустил мотор - убрал обломки кирпичных стен, растолкал по сторонам перекрытия и блоки. Тут как раз подошел грузовик с вещами. Друг-шофер, жена, детишки стали таскать пожитки в дом. А когда вселились, друг отвез бульдозериста к тому старику, бывшему хозяину.

Дом у старика в девять этажей. Розовый, бетонный. Но не такой, как все. На каждом окне - резной деревянный наличник, белой краской выкрашен.

Поднялся бульдозерист на девятый этаж, звонит в дедову квартиру. Тот ему открыл и улыбается:

- А-а-а, это ты! Ну, заходи, рассказывай.

Сели пить чай, бульдозерист и говорит:

- Ты прости, дедушка, я ведь тогда не понял тебя.

-Знаю, - старик отвечает, - И то знаю, что теперь ты все понимаешь. Как там мой домишко? Пророс?

- Пророс. Как новенький стоит.

- А что ему сделается? — Деду весело. - Знающие люди ставили.

- Так-то так, да только наличники-то ты унес, — жалуется бульдозерист. - Он так и пророс без наличников. Некрасиво.

- Ага, — старик улыбается. — Ты не только понял, ты и почувствовал. Ну, тогда молодец. Будут тебе наличники. Всем соседям сделал, и тебе сделаю. Неси материал. Доски кедровые. А захочешь, могу тебя научить.

САМАЯ СТРАШНАЯ СКАЗКА

Константин АРБЕНИН

Жил-был в одной цивилизованной стране один гениальный изобретатель. Его мозг работал лучше любого компьютера и выдавал по шесть изобретений в неделю - все для пользы человечества, Мог выдавать и десять, да уж слишком многое отвлекало изобретателя от мыслительного процесса. Именно человечество и мешало ему сосредоточиться: близкие донимали вопросами, родные шаркали тапочками и скрипели дверьми, посторонние разговаривали под окнами... Разве можно было в такой обстановке работзть!

- Бестолочи! - раздражался изобретатель на людей. - Неужели они не понимают, что я стараюсь ради их же блага!

В конце концов своим научным умом он вычислил местонахождение последнего необитаемого острова. Изобретатель собрал необходимые вещи и литературу, сел на пароход, ночью спрыгнул с палубы в тихий-тихий океан и к рассвету уже был на острове. Его счастью не было предела! Оставшись наконец-то наедине с собой, он принялся творить - е десять раз продуктивнее прежнего. Вечерами он изобретал, ночами чертил чертежи, а днем принимался за практическую сторону дела - строил, собирал, обрабатывал... Вскоре маленький остров до краев наполнился его гениальными изобретениями: чудо-машинами, вечными двигателями, удивительными аппаратами и волшебными станками. Все эти достижения инженерной мысли позволяли жить их автору на острове безо всяких проблем. А изобретатель не унимался, все работал и работал - он понимал, что может принести человечеству еще больше пользы!

В трудах и заботах время летит быстро, и вот, когда прошло тридцать пять лет, гениальный отшельник увидел на горизонте белую точку и узнал в ней корабль. Сердце екнуло у него в гру -ди, и пульс участился до безобразия: изобретатель вдруг почувствовал, что не желает отдавать свои творения этим несносным людям, этим бестолковым лентяям, которые умеют только мешать прогрессу или использовать его себе же во вред! И; поняв это, он поднял с земли тяжелую палку и принялся крушить и разбивать свои произведения. Плоды многолетних трудов рушились от ударов самой обыкновенной дубины, они ва ■ лились, задевая друг друга, как костяшки домино, рассыпались, как карточные домики. Шесть дней приближался корабль к острову, шесть дней разрушал создатель свой микромир. На седьмой он спустился в свой подземный кабинет, открыл сундук, в котором хранились описания и чертежи и стал их есть, чтобы не достались варварам. Чернила собственного изобретения не предназначены были для употребле

52 lif'^wranil

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?