Юный техник 1964-02, страница 7

Юный техник 1964-02, страница 7

/£омсомольч,онок

В середине знойного лета 1942 года мы ехали на фронт.

По дороге попадались разбитые, в черной копоти, остовы станций, обгоревшие скелеты вагонов. Сухая ржавая степь вдоль путей всюду взрыта воронками. Все ближе к Волге — туда, где потом развернулись события огромной важности, — эшелон за эшелоном двигалась наша дивизия.

Помню, на одной из станций, где-то за Поворино, выпрыгнул я из теплушки и увидел между вагонами мальчугана в длинной, до пят, шинели. Уцепившись за укосину, он стоял на креплении буфера. Согнал я его, а на другой станции смотрю — снова он примостился.

Схватил я его за полу шинели, а он брык — и в лоб мне каблуком. Солдаты: «Ха-ха-ха! Гы-гы-гы!..» И стыд и зло берет. Поймал я мальчишку за ногу, стащил с буфера. Он в руку мне вцепился — не оторвешь. Барахтаемся мы в песке... Бойцы и командиры из зшелона высыпали, обступили. Ну, смех и позор! На счастье, поезд тронулся. Меня в вагон тащат, мальчуган не пускает. Так нас вдвоем к втащили. На ходу парнишку не сгонишь, а поезд зарядил — шпарит без остановки...

Сердце отходчиво... Потер я руку с синей подковкой от зубов мальчугана и приказал старшине покормить его. Мальчишка котелок не берет, имени своего не говорит и словно нас не замечает. Нелюдимыш. Зеленые глаза угольками горят, волосы торчком, что шерсть у волчонка.

Только к вечеру разжал он зубы, и узнали мы, что звать его Ваней Федоровым. На отца Вани похоронная пришла с фронта осенью 1941 года. Солдаты босого подобрали на дороге, одарили шинелью, сапогами, и едет он теперь на фронт...

— Ну, Ваня, раз ты вояка — не должен но с воротить от солдатской похлебки, — говорит ему старшина. — Держи котелок, командир давно про обиду забыл.

Посмотрел Ваня так, будто вся его жизнь от нас зависела, и спросил:

■— Возьмете на войну?

— Ну, конечно, возьмем, — просто бросил старшина. Залилось румянцем широкоскулое лицо Вани, угас злой огонек в глазах. Вырвал он котелок у старшины и давай наворачивать, как только ложку не проглотил!

На первой же остановке у раскрытых дверей вагона раздался голос капитана Богдановича, командира нашего истребительного дивизиона.

б

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?