Юный техник 1964-02, страница 8

Юный техник 1964-02, страница 8

— Ну, где у вас там заяц?

Капитан залез в вагон, в полумраке увидел Ваню. Нам было жаль

расставаться с мальчишкой, который уже стал немного пообвыкать. Но Богданович в таких случаях неумолим.

Ваня, улучив момент, впился ему зубами в руку и дал деру.

•— Ах ты, волчонок!

Капитан потряс рукой и перешел в свой вагон, пока поезд не тронулся. А на первой же остановке, проверяя часовых на платформе, обнаружил Ваню в кабине машины.

На этот раз капитан с помощью солдат притащил парнишку на станцию и сдал коменданту. Когда поезд развил скорость, крыша у нашего вагона прогрохотала жестью. Дежурные зенитчики, наблюдавшие за «воздухом», на очередной остановке доложили Богдановичу:

— Товарищ капитан, этот сидит на вашей крыше.

В общем ловили мы его всю дорогу и, кажется, согнали с поезда. А прибыли на разъезд Конный — уж совсем стало не до мальчишки: спешно надо разгружаться, да еще под бомбежку попали...

Когда с платформы скатывали последнюю пушку, машинист подвел к Богдановичу... Ваню с черным, как у негра, лицом. Сверкали лишь белки глаз.

— Где ты был?!

Ваня чихнул.

— На тендере.

— Настырный ты, бр'ат.

— А то как же... Возьмете теперь? — спросил Ваня, видя расположение к себе капитана.

Пришлось в конце концов зачислить Ваню Федорова в мой взвод подносчиком снарядов. И тут же принял он боевое крещение.

Наши «сорокапятки» — противотанковые пушчонки — находились на прямой наводке в боевых порядках пехоты, и поэтому истребители танков несли самый большой урон от противника. В центральной излучине Дона, у станции Чнр, в поединке с бронированной колонной танков погиб почти полностью личный состав двух наших батарей. Молодому бойцу Ване Федорову пришлось быть подносчиком снарядов и заряжающим...

Танки, приближаясь, вели огонь. От разрывов бомб, снарядов и мин люди, пушки, кирпичные постройки МТС, между которыми располагались наши огневые, — все в густой огненной завесе. Дышать нечем. Прилипли мы к пушкам и, не прекращая, велн огонь. Уже отчетливо были видны фашистские свастики на танках, все ближе волнами накатывались стрекочущие очереди автоматчиков. И, казалось, нет сил удержать надвигающуюся лавину смерти. Вот-вот под гусеницами захрустят наши кости... С каким отчаянием сжал зубы Ваня Федоров! Разве легко превозмочь страх смерти? Но, как и все, он готов был умереть, только бы не повернуться позорно спиною к врагу.

Из шестидесяти вражеских танков мы уничтожили двадцать два. И не мы, горстка оставшихся в живых, повернулись спиною к ним, а они, стальные и бронированные, дрогнули и откатились.

В боях под Гумраком Ваня Федоров решил вступить в комсомол. Как командир и комсорг части, я дал Ване рекомендацию. Тогда он счи-

6

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?