Юный техник 1967-11, страница 59

Юный техник 1967-11, страница 59

дил домой, немного ссутулившись, и мать, закусив губу, прижимала его голову к себе, Николай Петрович упрекал:

— Аркадий, отойди от маминой юбки. И держись прямее.

Аркадий был щупленьким, мелколицым, с цепкими глазенками

и поразительно быстрыми движениями. А волосы клубились, будто дым над головой. Работал с запалом. Тонкие пальцы, проникавшие в самые потаенные места самолета, часто были исцарапаны в кровь. Когда мать их бинтовала, отец хмурился.

— Поснимай эти тряпки, Аркадий.

Однажды в мороз руки окоченели так, что боль в суставах выдавила слезы. Рядом оказался отец, в глаза посмотрел:

— Что случилось?

— Ветер...

— Вытри глаза и нос заодно.

Парнишка сам к себе стал еще строже. Не раз морозил руки, щеки, но слез уже никто не видел. Вставал рано, когда спать особенно хотелось. В мороз на зарядку выбегал в майке. Спал на жесткой постели. За несколько месяцев работы в авиамастерских огрубели руки, лицо. Но он познал многое. Самолет изучил до

шплинта. Прочитал все описания и знал их наизусть.

* * *

Взрослые работали без выходных. У подростков и рабочий день был покороче и воскресенье оставалось выходным. Но однажды Ка-миль узнал от отца, что на фронт срочно снаряжается девятка самолетов. Рабочие будут работать до тех пор, пока не введут их в строй.

— А как же мы? — взбудоражился Аркадий.

— Не знаю, как ты, а я пойду с отцом. И в ночную буду работать.

— Я тоже, — не то просил разрешения, не то подчеркивал свою самостоятельность Аркадий.

В субботу в ангаре появилась долгожданная девятка истребителей. По всему видать, она доставлена прямо с фронта. Машины исклеваны осколками.

По распоряжению Лариона Спиридоновича, мастера цеха, вся бригада — и механики, и прибористы, и мотористы — приступила к демонтажу машин.

Ребята демонтировали кабину того самого самолета, у которого не было полкрыла и в боку чернела дыра. Оказалась и кабина изуродованной до неузнаваемости. Ручка управления, тяга, тросы, педали, многочисленные проводки от приборной доски — все переплелось, запуталось, вроде кто-то принес мешок утильсырья и высыпал в кабину. Аркадий и Камиль уже кое-что смыслили в оборудовании кабины истребителя и довольно бойко распутывали «ребус из металла», как сказал Ларион Спиридонович. Он похвалил ребят за самостоятельность и старание. Они только раз обратились за его помощью — не могли разобраться в элеронах.

...Когда закатили на платформу последний истребитель — тот, который ремонтировали Аркадий и Камиль, — у ребят засосало под ложечкой: жаль было расставаться со своим самолетом.

Когда эшелон был готов к отправке, возле ангара построились военные в фуражках с синими околышами. Один из них, старший, подошел к Лариону Опиридоновичу и поблагодарил ремонтников за то, что они дали самолетам вторую жизнь. Потом этот старший пожал всем руки. Пожал и Аркадию и Камилю. У ребят аж пальцы слиплись. А он улыбнулся, похлопал того и другого по плечу:

— Спасибо, ребятки, за старание. Летчики вас не подведут.

57

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?