Юный техник 1969-07, страница 10

Юный техник 1969-07, страница 10

одним из победителей Татарской республиканской олимпиады юных химиков, которую ежегодно проводит университет. Потом поступил учиться к нам, ниже «отлично» оценок не получал. Вскоре Геннадий стал активно сотрудничать в СНО — студенческом научном обществе и уже на четвертом курсе провел несколько интересных самостоятельных работ.

Так же или примерно так же начиналась научная карьера многих моих товарищей и в том числе моя: ведь у меня в памяти еще очень свежо то время, когда я не читал лекций, а только слушал их. И горячо спорил с друзьями, какими качествами должен обладать химик-исследователь. Мой собственный практический опыт научной работы еще невелик, но кое-какими наблюдениями все-таки хочется поделиться. Они, наверное, заинтересуют тех, кто собирается посвятить свою жизнь той же профессии, что и я.

X ороший химик обязательно должен обладать высокоразвитым чувством интуиции. Помните, я уже упоминал, как она помогла Арбузову стать родоначальником фосфорорганической химии. Но появление богатой интуиции на голом месте невозможно: она растет по мере накопления научного багажа, она опирается на опыт — свой и заимствованный. Надо работать тщательно, не отбрасывая второстепенные факты, с уважением относясь к теории, которой руководствуешься, но не будучи ослепленным ею.

Вот, например, история о том, как мой учитель член-корреспондент Академии наук СССР А. Н. Пудовик и его коллега И. М. Аладжева открыли явление ацети-лен-алленовой перегруппировки фосфор-органических соединений. Они тогда работали в смежной области и хотели получить фосфорорганическое вещество с тройной связью. Выделили конечное сое

динение, замерили, как всегда поступают в таких случаях, его удельный вес и показатель преломления. Через два-три часа измерения повторили, и они — что за чудеса! — не совпали с первыми. Ученые удостоверились, что никакой ошибки здесь нет — удивительное вещество быстро меняло свои свойства при обычной температуре. Они изменили намеченную прежде цель работы и занялись исследованием соединения-хамелеона. Перерыли горы специальной литературы, нашли описания аналогичных случаев, происходивших с углеродными соединениями, поставили серии опытов. Выяснили — полученное ацетиленовое соединение переходит в алленовое, при этом часть энергии высвобождается. А нельзя ли алленовое соединение вернуть к прежнему состоянию? Реакцию провели «с добавкой» энергии — вещество нагрели, и оно превратилось в весьма похожее на то, из которого было получено.

Так была открыта новая, или, как у нас говорят, «молодая» реакция. А это куда важнее, чем просто получить новое вещество, — ведь обнаруживается неизведанный дотоле путь для получения многих соединений сразу, даже трудно себе представить, каких именно.

Второе наблюдение, быть может, кому-нибудь сначала покажется преувеличенным, однако отнестись к нему следует более чем серьезно. Человек нашей профессии должен быть аккуратным до педантичности — ведь иначе трудно быть уверенным, что опыт проведен чисто, без ошибки. Кроме того, мы имеем дело с малоизученными и подчас весьма ядовитыми веществами. Уверяю вас: неряшливого химика не спасет никакая вытяжная вентиляция, его здоровье будет постоянно под угрозой. И если вы собираетесь в будущем стать конструктором молекул, то приучайте себя к аккуратности уже сейчас, со школьной скамьи,— это качество воспитывается годами___

ф Сотрудник Казанского института математики Ю. Корнильцев предложил исследовать недра с помощью непрерывной радиолокации — тем самым методом, которым изучают планеты. Ведь нефтяные пласты отличаются от соседних. Например, диэлектрическая проницаемость у них в 25 раз выше, а электропроводность больше в десятки и сотни тысяч раз. По мнению автора, локация позволит отказаться от бурения многих скважин, с помощью которых определяют контуры нефтяной залежи.

§ В Поволжье широко распространены карсты. Известен мучай, когда из-за них пришлось отказаться от готового участка железной дороги с двумя построенными мостами. Около города Дзержинска, например, за последние 10 лет образовалось 15 карстовых нарушений. В этих местах прямо у полотна железной дороги Москва—Горький возникла воронка, а под землей — полости. Вот почему на некоторых участках приходится укладывать 2000 шпал на километр... Специалисты Казанского университета сконструировали «сторожа» карстов — вдоль железнодорожного пути прокладывается провод, который при образовании воронок проваливается и включает красный фонарь на светофоре.

8

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?