Юный техник 1969-07, страница 32

Юный техник 1969-07, страница 32

— Конечно! — беспечно ответил Уил. — Капитан Эджкомб, глава нашего отдела, большой специалист по всем видам шантажа. Мне поручено наболтать столько лишнего, чтобы тебе пришлось либо поступить на службу в полицию, либо распрощаться с жизнью во избежание разглашения государственной тайны.

Уил расхохотался, но Джон ошеломленно молчал.

— Правда же, Джон, ты нам очень подходишь. Кроме того, ты ведь спас мне жизнь. Эта шайка бросила бы меня ржаветь в туннеле до скончания века. Я буду рад получить тебя в помощники. По-моему, мы с тобой сработаемся. И к тому же, — тут он снова засмеялся, — тогда и мне может как-нибудь выпасть случай спасти тебя. Терпеть не могу долгов!

Механик кончил и, сложив инструменты, ушел. Плечевой мотор Джона был отремонтирован, и он смог сесть. Они с Уилом обменялись рукопожатием.

...Он уже записал свои показания, но невероятные события этого дня все еще не давали ему думать ни о чем другом. Это его раздражало: надо было дать остыть перегретым контурам. Если бы было чем отвлечься! Почитать что-нибудь! И тут он вспомнил о брошюре. События развивались так стремительно, что он совсем забыл про утреннюю встречу с шофером грузовика.

Он осторожно вытащил брошюрку из-за изоляции генератора и открыл первую страницу. «Роботы — рабы экономической системы». Из брошюры выпала карточка, и он прочел:

«пожалуйста, уничтожьте эту карточку, когда

ПРОЧТЕТЕ ЕЕ.

Если вы решите, что все здесь — правда, и захотите узнать больше, то приходите по адресу: Джордж-стрит, 107, комната В, в любой четверг, в пять часов вечера».

Карточка вспыхнула и через секунду превратилась в пепел, но Джон знал, что будет помнить эти строчки не только потому, что у него безупречная память.

Перевод с аиглийсиого И. ГУРОВОЙ Рис. В. КАЩЕНКО

уЦ|ростоял памятник несколько веков. Время свершило свое дело: сгнили дубовые связи, прохудилась кровля, вода, попадая между камней и замерзая зимой, разорвала их, в трещинах выросла трава. Наконец, угрожающе треснули и прогнулись своды. Еще несколько лет, и они рухнули — на земле оказались купола, упали колонны. Когда-то прекрасное здание превратилось в груду развалин.

...Прошли десятилетия. Новые люди сломали то, что казалось им некрасивым, многое перестроили, возвели заново — в архитектуре ведь тоже своя мода, — и памятник изменил свое лицо, потерял первоначальный облик. Лишь специалист мог теперь угадать, что за позднейшими надстройками сохранились древние части здания.

Чтобы увидеть памятник таким, каким он был сотни лет назад, по еле заметным деталям восстановить его облик, казалось бы потерянный навсегда, нужен опытный глаз реставратора.

Посмотрите внимательно на фотографии. Вот общий вид Ошевенского монастыря со стороны речки Чурюги. Красиво, правда? Но если мы подойдем поближе. Что это? Крыши на соборе нет, вместо окон — зияющие дыры. Если войдем внутрь, увидим разрушающиеся своды.

Можно ли восстановить первоначальный облик когда-то прекрасного памятника? Реставраторы уверены, что камни умеют говорить. Умело читая каменные страницы, архитектор узнает, сколько лет памятнику. Это определит его облик: для каждого века характерны свои архитектурные приемы. О годах памятника говорят и камни, из которых он сложен: их размер, форма, составы растворов для крепления. Есть и другие свидетели-документы: летописи, записи в церковных книгах.

Документы свидетельствуют: в камне Оше-венский монастырь был сложен в конце ХУП— начале XVIII века.

Как архитектор восстанавливает первоначальный облик здания? Посмотрите на снимок. Зодчий прежде всего заметит странную, непохожую на архитектуру севера XVII века форму верха колокольни. Отметит он и то, что снизу до половины высоты колокольня сложена из белого камня, а дальше — из кирпича; увидит даже четкую границу между двумя этими кладками; обратит внимание на заложенные окна. И придет к выводу: верх колокольни надстроен позднее. Но если так, то каким же был верх раньше?

Войдя внутрь колокольни, реставратор удивится, увидев уходящий вверх толстый столб. Зачем он здесь? Ведь такие столбы стояли только в деревянных шатровых колокольнях. «А что, если...» — мелькает у него догадка. И он начнет анализировать. Вспомнит все часовни вокруг, церкви этого периода, их архитектурный облик, конструктивные решения. И придет к выводу: верх колокольни был раньше тоже деревянным.

30

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?