063. Спасо-Елеазаровский монастырь, страница 25

063. Спасо-Елеазаровский монастырь, страница 25

МОНАСТЫРЬ II МНР

на Москве сложилось убеждение, что у греков православная вера подверглась искажениям, что в чистейшем виде она сохранилась только на Руси, что всемирной столицей Православия поэтому вместо разрушенного Царегра-да должна стать Москва, управляемая истинно правоверным, богоизбранным царем» (А. В. Карташев). Она, эта идея, еще не получила должной огранки, но витала в воздухе, укрепившись спустя несколько лет в умах русских людей благодаря женитьбе великого князя на племяннице последнего византийского императора.

Брак между Иваном III и Софьей (Зоей) Палеолог, племянницей Константина XII, погибшего при взятии турками Константинополя, состоялся в 1472 году. Отец Зои (Софьей она стала лишь в Москве, где имя Зоя сочтено было униатским) княжил в Пелопоннесе и, не находя возможности обороняться долее против турок в Морее, бежал вместе со своей семьей в Венецию, где вскоре и скончался. Четверо его детей — Андрей, Мануил, Елена и Зоя — были взяты Папой Римским на свое попечение и воспитаны в униатском духе. Мануил через некоторое время бежал к султану и стал мусуль

манином, Елена умерла, и, таким образом, наследниками византийского императорского дома остались Андрей и Зоя. Когда началось ее (Зои) сватовство за московского князя, она уже была просватана за некоего знатного венецианца, но брак ее с Иваном III все же состоялся, и уже в 1473 году венецианская сеньория в самых льстивых выра-

Византийский герб перешел к России «по наследству» от Восточной Римской империи. Московия усвоила его себе после брака Ивана III с Софьей Палеолог.

жениях писала московскому государю, что восточная империя «за прекращением императорского рода в мужском колене должна принадлежать вашему высочеству в силу вашего благополучнейшего брака». Довольно странными выглядят подобные писания, если не знать всей подноготной европейской политической жизни того времени. Брат Зои Андрей был жив и вполне здоров, и о «прекращении императорского рода в мужском колене» речи идти не могло. Но в Андрее Палеологе европейцам было очень мало корысти, тогда как Иван III олицетворял собой реальную политическую силу. Очевидно, что льстивыми заверениями папские агенты хотели склонить Москву к крестовому походу против турок — чтобы загрести немножечко жара чужими руками.

Московский Кремль — сердце «нового Константинополя», «Третьего Рима». Работа Н.Н. Подключникова (1813—1877).

Д°СС1 HCKOV\

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?