065. Раифский Богородицкий монастырь, страница 26

065. Раифский Богородицкий монастырь, страница 26

щт к бюш

В 1830 году Раифский монастырь посетил архимандрит Димитрий (Сивиллов), востоковед, синолог, профессор китайского языка в Казанском университете, много трудившийся в духовных миссиях на востоке Российской империи и в Китае. Он оставил записки, в которых искусным пером ученого-этнографа и миссионера запечатлел бытовые детали местной деревенской жизни. Фрагменты этих записок мы предлагаем вниманию читателей.

После обедни зашел я к настоятелю в келии. Между разными разговорами он предложил мне поход с ним вместе для прогулки в черемисское селение Параты, отстоящее от монастыря верст на восемь. Я тем охотнее согласился на его предложение, что мне никогда не случалось видеть черемис в домашнем их быту...

Въехав на двор к священнику, который находился от церкви не в дальнем расстоянии, и застав его дома, мы, однако ж, скоро проводили его в церковь венчать свадьбу...

Мы с особенным удовольствием наслаждались радушным приемом

хозяйки дома. Она угощала нас с сельскою простотою свежими ягодами, соединяя, однако ж, с сею добродеятель-ностью и прекрасные черты умной и вежливой горожанки. Добродетель везде увлекает к себе доброе расположение и получает достойную себе дань благодарности.

В продолжение сего угощения одна черемиска, женщина пожилых лет, взошла в горницу, разряженная своим узорчатым костюмом, унизанным сплошь рядами серебряных монет и других металлических побрякушек. Это была распорядительница свадебного пира. Она рассказывала нам о проис

Черемисы (марийцы). Фото Максима Дмитриева, 1897 год.

хождении и намерении своих привесок с приметным самодовольствием...

Образ жизни с некоторыми поверьями и обычаями, как и самое устройство их домов, свидетельствуют их родство с монголами, типы которых и доселе остались неизгладимо на их лицах и отпечатались на многих из употребляемых ими вещах и зданиях...

При выезде из Парат, на конце улицы, у ворот одного зажиточного чере-мисянина остановили нас, приглашая в дом. Первый предмет, который обратил на себя мое внимание, это была черемисская Куда — род деревенской русской избушки снаружи, а внутри совершенное подобие монгольской степной юрты со всеми снарядами и принадлежностями кочевого быта. Здесь мы увидели такой же очаг, как и у монголов в юртах, расположенный на земле. Над ним — отверстие для прохода дыма, из которого свешен на железном крючке котел для приготовления пищи. Впереди чулан, отгороженный для хранения в нем съестных припасов и разной поваренной посуды. По сторонам левой и правой такие же на земле седалища, как и в монгольских юртах, а стоя пред курящимися головнями, вы невольно вспомните тот же смрад, какой всегда наполняет и жилища монголов. Вообще, можно сказать, что Куды есть не что иное, как переиначенные монгольские юрты на образец русских сельских хат.

Летом черемисы почти постоянно живут в своих Кудах, как израильтяне в своих кущах, и в них же приготавливают пищу — для воспоминания своей прежней жизни и подражания своим предкам. У черемис на дворе Куда занимает самое почетное место и по

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?