Вокруг света 1955-02, страница 32

Вокруг света 1955-02, страница 32

Предположении наши оправдались. При вскрытии оказалось, что желудки у тюленей набиты трех-че-тырехсантиметровыми красными рачками с усиками и большими выпуклыми черными глазами. Ошибки быть не могло. Тюлени Уэделла, относящиеся к нехищным животным, как и усатые киты, совсем недавно «позавтракали» на лежащем где-то поблизости планктонном пастбище.

Значит, наш курс правильный!

Судно продолжало путь. Со свистом низко летали над мачтами буревестники и пестрые капские голуби.

Задев за ванты, на палубу шлепнулся черный альбатрос. Беспомощный, он забился, хлопая длинными крыльями по дощатому настилу, но подняться в воздух не смог.

К птице поспешил один из матросов, надеясь захватить ее живой.

Отчаяние придало ушибленному альбатросу силы. Опрокидываясь, с трудом подобрался он к борту и выбросился вниз, в море... Но, едва почувствовав себя в родной стихии, в воздухе, расправил крылья и легко взлетел.

Поднялся небольшой ветер. То с высоты, то сбоку, всякий раз неожиданно, не делая почти никаких движений крыльями, только планируя, проносились альбатросы — огромные птицы с двухметровым размахом крыльев.

Вокруг переливалась зеленовато-голубая вода пятого номера (по шкале цвета моря). На этом фоне особенно хорошо должны были выделяться коричневые пятна планктона.

Возглас с марса был возбужденным, радостным:

— Планктон! Вижу планктон!

На скалистых необитаемых островах мы увидели непуганых пингвинов.

— Лево на борг1 — раздалась команда. И юркий китобоец почти сразу повернул на 90 градусов.

На поверхности моря виднелось темнобурое пятно, словно кто-то взмутил здесь море и частицы ила так и остались неподвижно висеть в воде.

За борт на лебедке опустили планктонную сетку, натянутую на металлический каркас. Для охоты на китов важно было определить, на какой глубине скопление черноглазок наибольшее.

В летние месяцы черноглазка держится ближе к поверхности, а с истечением лета уходит все глубже и глубже. Поэтому осенних, «мартовских», китов считают долгоныряющими.

Работа, которой мы занялись, — гидробиологическая: одновременно следовало установить химический состав воды, измерить ее температуру на границе между холодным и теплым слоем.

Пробу брали с нескольких «горизонтов», начиная со стометровой глубины. Шевелящуюся красную массу черноглазок вместе с водорослями и медузами помещали в специальные банки. Исследования проводили тут же, на палубе.

Пока мы занимались этим делом, гарпунер либо висел на вантах, либо прохаживался возле пушки. А вдруг вынырнет! Если животных еще не было у планктона, то они могли появиться здесь в любой момент.

И действительно, вскоре на горизонте над морем поднялись тонкие струйки пара и водяной пыли. Из радиорубки полетели сигналы: «Стадо огромное. Приблизительно около ста китов».

И тотчас по остальным четырнадцати судам флотилии разнесся приказ капитан-директора:

— Все в район пятнадцатого!..

Гарпунер замер у пушки, возле него — Лебедев с двуствольным, похожим на охотничье, ружьем.

Время охоты для нас, научных сотрудников, было дорого. Киты заплывают вэ многие моря и океаны. Есть ли какие-нибудь закономерности в этом, свя

28

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?