Вокруг света 1964-03, страница 50




Вокруг света 1964-03, страница 50

прямляют восьмерку обруча камнями, а погнувшийся верхний конус весьма экзотическим способом — Сережа подпрыгивает и со всего маху садится на него.

К вечеру мы заканчиваем пайку. Наливаем в приемный конус бензин. На конце воронки появляется капелька — где-то течь. Приходится паять заново... Можно бы ничтожную дырку залепить обыкновенным пластилином, если бы осадкомер устанавливался на год-два, но мы рассчитываем лет на сорок. На меньшее не согласны.

Юра Акименко с Сережей уходят на ледник вмораживать рейки в точно замеренных точках. В будущем рейки передвинутся, и новые замеры позволят исследователям судить о скорости и направлении движения ледника.

Обратно приходят они уже в потемках, усталые, в обледеневшей одежде. Жадно пьют кипяток.

Ночью ударил мороз. На высоте он переносится плохо. В глубоком черном небе застыли серебряные облака. И камни стали серебряными, и горы, и палатки — все от луны. Ее не видно из-за вершины, но ею наполнен весь воздух, который

тоже вспыхивает серебряными блестками легкой, почти невесомой снежной крупы.

Просыпаемся рано. С чаем доедаем последние конфеты-подушечки. По две на брата. Сахар и консервы Юра Баранов оставляет для НЗ. Николай Васильевич с Володей Зябкиным уходят готовить для осадкомера площадку.

Скала — желтая, с черными проемами трещин, разбегающихся, как змеи. Сбоку нее висит снежный карниз метров в тридцать толщиной. Сверху—камни в такой причудливой кладке, которой позавидовал бы любой строитель.

— Эти камни — капризная штука, — сказал Юра Баранов.

Из всех окружающих скал нам показалась подходящей только эта. Вверху темнеет уступ, на котором трудятся, расчищая площадку от камней, Николай Васильевич с Володей. Их фигурки мы видим крошечными, не больше муравьев.

До уступа метров сто. Кое-где осыпь, кое-где почти отвесная стена.

Делаем из веревки петли, подобные тем, что применяют грузчики, когда переносят рояли и шкафы.

— Ну что ж, пошли, — говорит, вздохнув, Юра Баранов.

Петли врезаются в плечи. Кости, кажется, хрустят от тяжести. Мы ползем по камням, цепляясь пальцами за любой мало-мальски надежный уступ или щель. Метр вверх. Остановка. Снова метр... Всей грудью втягиваем воздух, но его нет. Будто ты надел противогаз и кто-то перегнул его трубку.

Лежим минуту, другую. Хочется, чтобы время остановилось. Не надо ни тепла, ни еды, ни мягких кроватей — только бы подольше лежать вот так, не двигаясь и не говоря ни слова.

— «И какие-то люди в смешном катафалке повезли ее к богу на бал...» — доносится до нас голос Володи Зябкина. Мы поднимаем голову. Эта смешная фраза для нас значит: «Есть еще порох в пороховницах».

— Идем, — говорит Юра. — Честное слово, мы дотащим эту штуку!

И мы карабкаемся снова, скользя на осыпи. Сто метров — это 120 шагов на равнине. У нас же их тысячи — растянутых на целый час...

Мы начинаем собирать стойки, связывать проволокой, долбить в

ГОЛОС ДРЕВНЕГО

О ЧЕМ РАССКАЗЫВАЮТ СТЕЛЫ

Первое, что стремится узнать археолог, обнаружив какую-нибудь вещь, — к какому времени она относится. Несмотря на то, что для датировки археологических находок применяются разнообразные и .сложные методы, возраст некоторых вещей удается определить лишь с точностью от 50 до 500 лет.

Памятники древних майя в этом отношении — редкое исключение. Почти во всех городах майя существовал обычай сооружать каменные монументы — стелы и алтари, на которых чаще всего указывалась дата их сооружения.

Жители Тикаля устанавливали стелы и алтари на площадях, у основания храмов или внутри храмовых помещений. Обычно их сооружали в честь какого-нибудь выдающегося события в жизни города — для «прославления военных побед, для возвеличивания могущества знати и жрецов. Кроме того, в конце определенного цикла времени — 20-летия, или «катуна», устанавливались так называемые «юбилейные» стелы, отмечающие счастливое окончание катуна.

Всего на территории Тикаля ученые нашли полсотни стел и алтарей с резными изображениями и надписями. Среди них имеются уникальные образцы.

В 1959 году один из рабочих экспедиции, пробираясь сквозь заросли, в двухстах метрах от главной площади города, наткнулся на чуть выступающую из земли каменную плиту с какими-то знаками на поверхности. Он сообщил о своей находке археологам, и вскоре, к большой радости ученых, было установлено, что вновь найденная стела — это древнейший датированный памятник, обнаруженный на территории, где обитали майя. Относится стела к 292 году н. э.

Изучая найденные календарные тексты, исследователи пришли к выводу, что именно в Тикале была изобретена единая система лунного календаря майя — самые ранние его образцы в Тикале на несколько веков опережают календарь в других городах майя.

Кроме календарных и астрономических надписей, на стелах были высечены иероглифические тексты, рассказывающие, вероятно, о содержании изображенных сцен или о причине возведения монумента.

(Окончание. Начало на стр. 6)

Как известно, письменность майя до сих пор полностью еще не расшифрована К Основные сведения о ней исследователи обычно черпают из трех сохранившихся рукописей майя, которые относятся ко времени, более близкому к нам. Иероглифика предшествующего периода — эпохи Древнего царства майя (300—900 годы н. э.) — известна лишь по надписям на стелах и алтарях. Поэтому чем больше новых (не известных в рукописях) иероглифов обнаруживают исследователи, тем больше собирается в их руках данных для изучения всей письменности майя в целом. И вот при исследованиях в Тикале ученые нашли огромное количество совершенно новых иероглифов майя. Только анализ одной из стел позволил выявить 213 знаков, прекрасно сохранившихся, многие из которых были ранее неизвестны.

Каменные монументы Тикаля поведали ученым и еще один любопытный факт — большинство стел и алтарей, относящихся к концу существования города, оказались поваленными, разбитыми или передвинутыми. Лица жрецов и представителей знати на этих стелах попорчены или разбиты.

Видимо, в Тикале произошли какие-то крупные социальные потрясения, приведшие в конечном счете к краху власти знати и жрецов. Последний монумент с календарной надписью в Тикале относится к 869 году н. э. Затем жизнь в городе постепенно замирает и окончательно прекращается в конце IX века.

Интересно, что в это же время приходят в упадок и другие города Древнего царства майя. Причины их гибели до сих пор не ясны.

„ГРОБНИЦА С РОСПИСЯМИ"

Глубокая пропасть разделяла правящую верхушку Тикаля и подавляющее большинство остальных его жителей — ремесленников и земледельцев. Об этом красноречиво свидетельствуют и погребения, найден-

1 В этой области с большим успехом работает советский исследователь Ю. В. Кнорозов, открывший ключ к дешифровке иероглифов майя, и работники Сибирского филиала АН СССР, применившие для расшифровки древних письменностей кибернетическую машину

44



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?