Вокруг света 1967-09, страница 48

Вокруг света 1967-09, страница 48

Фото автора и А. КЛИМЕНТЬЕВА

Одна из польских легенд, например, рассказывает о том, что Мяндаш на пороге своего жилища, где ждет его жена, «дочь человеческая», и дети его, превращается в человека. И когда однажды он не смог обернуться человеком и навсегда убежал в тундру, «то и все дети его, все Мяндаш-парнь, ребятки его, все за ним побежали один за другим.

И даже самый маленький, тот, что на коленях у матери был и грудь сосал, и тот встрепенулся, обернулся пыжиком-олененочком, соскочил с коленей матери и туда же, в тундру, за оленями побежал.

Вскочила Мяндаш-каб, метнулась, зовет маленького:

— К маме, домой поди! Поди к маме, поди!

У мамы теплые колени и грудь...

А Мяндаш-парнь отвечает ей:

— Не могу я вернуться, мама, не могу!

Олений зов меня влечет.

Жар молодых рогов — мой восторг!

Игра пургой — моя радость!

И хруст копытец — мое весельство!

Не могу я вернуться, не могу вернуться, мама...»

И вот на некоторых пермских миниатюрах мы видим человека с головой оленя и ребенка-оленя, сидящего на теплых коленях матери.

А сюжет одного изделия, найденного более полувека назад в Чердынском уезде, едва ли не полностью совпадает с сюжетом древнего кольского сказания о том, что шкура убитого оленя, попав в морскую пучину и испытав ряд превращений, на гребне волны возрождается к новой жизни. Волны выносят молодого и прекрасного оленя на берег —

тшш

И снова начинает Мяндаш свой вечный путь по бескрайней тундре...

J0 ЧУ1У

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?