Вокруг света 1967-12, страница 60

Вокруг света 1967-12, страница 60

шттт

— То, что я хочу рассказать, отнюдь не сказка, не вымысел, не фантазия кого-либо из современных последователей знаменитого Жюля Верна. Это истинное происшествие, зарегистрированное в летописях истории воздухоплавания и отмеченное прессой, — рассказывает капитан Гонзалец, командир мексиканского неуправляемого аэростата «Республика».

— Мы неслись на высоте почти в две тысячи метров, когда встретились с совершавшим свой полет огромным кондором. Царственная птица неслась почти параллельно нам, не шевеля крыльями, скользя по воздуху, как аэроплан. Неожиданно она изменила направление полета и свернула под углом, так что наши пути почти пересеклись. Кондор пронесся мимо нашего шара на расстоянии каких-либо двадцати пяти или тридцати метров, и нам было видно, как птица, повернув в нашу сторону свою характерную голову, внимательным и недоверчивым взором следила за нами.

— Привет тебе, царь скал! — крикнул, смеясь, мой помощник поручик Сант-Антонио и замахал своей фуражкой. И когда кондор уже исчезал вдали, опередив нас, он опять закричал вдогонку: — Предупреди своих братьев, кондор, что мы отправляемся с визитом в их царство...

Прошел еще час, другой. Газ мало-помалу выходил из оболочки шара.

— Что это? Смотрите, Гонзалец. Кажется... кажется, кондоры? — закричал поручик.

— Это они вылетели устроить нам торжественную встречу. Ведь вы же просили первого встречного кондора предупредить их о нашем прибытии! — пошутил я.

— А, дьявол!.. Смотрите, лейтенант... Они летят прямо на нас...

И вдруг вся стая, словно по сигналу, ринулась на наш аэростат. Огромные птицы с яростным криком подлетели почти вплотную к шару, кричали, цеплялись за веревки, сети, раскрывали могучие клювы. По временам от удара крылом по какой-либо веревке или по кольцу наша гондола качалась, тряслась как в лихорадке. И я слышал два или три раза характерный скрипящий звук: клюв кондора касался оболочки самого аэростата... Значит, каждый момент птицы могли обратить наш шар в груду тряпок... А мы плыли по-прежнему почти на тысяча двести метров над поверхностью земли, над диким хаосом скал и ущелий.

— Стреляйте!.. Стреляйте! — закричал я спутнику. — Стреляйте, а то они погубят шар, а с ним и нас...

Сант-Антонио выхватил свой револьвер и раз за разом выпустил по кондорам, кружившимся около аэростата, семь пуль. Покуда он перезаряжал револьвер, стал стрелять и я. Но — увы! — хотя оба мы считаемся сносными стрелками, кажется, ни единая пуля не достигла своей цели. Кондор чудовищно живуч, или, как говорят охотники, «крепок на рану», и, чтобы уложить его, надо нанести поранение в области жизненных органов.

— Балласт! Бросайте балласт! — успел я крикнуть поручику между одним приступом птиц и другим.

Сант-Антонио лихорадочно быстро сбросил сразу четыре мешка балласта. Шар буквально взвился по вертикальной линии вверх на огромную высоту. И я увидел, как стая кондоров, оставшаяся там, далеко внизу, под нами, бестолково суетилась, кричала, металась с клекотом.

Слава богу, отделались...

Но что это? Откуда-то вынырнула черная точка. Ближе, больше...

И мы видим, что огромный кондор мчится прямо на аэростат. Оба наши револьвера были заряжены, и мы встретили птицу залпом. Но она мчалась с такой быстротою, что попасть в нее не было физической возможности, и через мгновение тело шара закрыло кондора от наших выстрелов.

— Он летает над шаром! — закричал Сант-Антонио.

— Он налетел на шар! — ответил я ему.

Птица, по-видимому, уцепилась за сетку: теперь аэростат трясло, и нашу гондолу нестерпимо качало.

Вооружившись ножом, я на мускулах поднялся на кольца, потом полез по небольшой шелковой лестнице вверх, твердо решившись вступить в бой с клевавшим шар хищником.

— Сант-Антонио, стреляйте! Вам должно быть видно! — закричал я.

— Не... не могу! — донесся до меня ответ товарища. — Мне видно только несколько перьев...

ДВЕ ИСТОРИИ О ВОЗДУШНЫХ ШАРАХ:

И вот, наконец, протискиваясь между оболочкою шара и сеткою, я добрался до того места, откуда мне ясно был виден кондор, терзавший какой-то узел сетки. Наконец-то!..

Я машинально, почти не целясь, выстрелил. Пуля пронизала тело птицы.

Опять выстрел! И еще... На этот раз обе пули попали: одна в голову птицы над левым глазом, другая в шею. Птица упала, не покинув шара: она повисла, зацепившись когтями за сетку.

Четверть часа спустя «Республика» начала спускаться. Спуск прошел без всяких осложнений. Нас увидели обитатели небольшого поселка, поспешили на помощь, задержали спущенный гайдроп, закрепили его за ствол кактуса, притянули гондолу к земле и помогли нам выйти.

Огромный арбуз HB-BIU бесшумно несся над землей. Тень шара со скоростью 100 километров в час скользила по холмам, дорогам, туристским автобусам, телеграфным столбам. Где-то внизу муравьились машины, не в силах состязаться в быстроте с баллоном, влекомым стихией. А между тем шар неподвижно висел внутри воздушного потока, и пассажиры ивовой корзины, подвешенной под брюхом баллона, на высоте шестисот метров не ощущали скорости: лист бумаги на краю корзины лежал, не шелохнувшись, так что пилот шара швейцарец Карло Барага мог без помех записывать наблюдения. Вот несколько строк из этих записей:

58

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?