Вокруг света 1968-08, страница 32

Вокруг света 1968-08, страница 32

Шмараев и Онуфриев остались на берегу океана...

С этого момента время отсчи-тывалось минутами. Через день в условленный час вернется летчик. Ботаники прямо с берега поспешили к зарослям.

Вот только теперь они осознали, что такое девственный лес! Форпостами пере^ чащей стояли огромные лопухи. Стебли их толщиной с молодые деревца поднимались выше человеческого роста. Землю сплошь покрывал колючий кустарник. И все было переплетено лианами, завалено мертвыми деревьями, запутано так, что не только человек — танк не пройдет. Пришлось ползать на четвереньках. За несколько часов неравной борьбы с лесом ботаники не нашли ничего, кроме душистой земляники. Видимо, в районе Кукао дикого картофеля не было.

...Было время, когда на наших полях выращивалось всего два-три сорта картофеля. Теперь можно насчитать около двухсот. Многие из них вышли из одной колыбели — коллекции ВИРа. В разные годы привозили в институт образцы всевозможных культурных сортов картофеля, этого второго хлеба земли, и сам Николай Иванович Вавилов, и академики Сергей Михайлович Букасов и Петр Михайлович Жуковский, и профессор Сергей Васильевич Юзепчук.

Но еще рано ставить точку в биографии картофеля. Селекционеры добиваются улучшения его свойств: можно увеличить клубень, повысить содержание белка, сахара и витаминов; сократить срок прорастания и получать в один год два урожая картофеля; можно, наконец, добиться, чтобы без кожуры картофель не чернел и так далее и так далее. Но чтобы селекционеры могли «лепить» из растения то, что хотят, надо изучить исходный материал, начиная от самых его далеких предков. Дикий картофель расскажет свою историю, раскроет свои неизвестные науке качества полнее и лучше, чем окультуренные «современники». Поэтому и отправилась недавно еще одна экспедиция — молодые ученые ВИРа Алексей Зыкин, Григорий Шмараев и их переводчик Юрий Онуфриев в картофельную страну Чили — на этот раз со специальной целью — найти дикий абориген.

Исследователи шли по следам Юзепчука, который был здесь

в 20-х годах первым советским исследователем, и по следам Дарвина, который полтора столетия назад привез из кругосветного путешествия на бриге «Бигль» бесценный экземпляр дикого картофеля, найденный на острове Чилоэ. (В гербарии Ботанического сада лондонского предместья Кью до сих пор хранится этот экземпляр, подаренный Дарвином.)

В городе Консепсьоне ученых пригласил к себе доктор Хуго Барралес, директор Центрального института биологии.

Барралес предложил проводить своих новых друзей на остров Чилоэ. В 1926 году Юзепчук купил у его жителей дикий картофель. Добраться до деревни Кукао, откуда якобы клубни попали на рынок, профессор не смог из-за дождей и бездорожья. Десять лет назад немец Брюхер проник в те места, однако найти диких пращуров картофеля ему там не удалось. Нашел он редчайшие экземпляры где-то в другом месте, но где точно — ленинградские ученые не знали. Они надеялись на свою счастливую звезду.

И вот на машине Барралеса путешественники отправились в глубь Чилоэ. В столице острова — городе Кастро Хуго сразу же пошел по знакомым наводить справки. Возвратился с доброй вестью: есть возможность перелететь на побережье океана, где находится Кукао. Окрыленные пока еще только надеждой, помчались ботаники и Хуго Барралес в аэроклуб, объединяющий владельцев Собственных самолетов.

— Иногда наши спортсмены летают на то побережье, — сказал председатель. — Если кто-нибудь согласится забросить туда пассажиров, я буду рад.

К счастью, один пилот согласился, правда за каждый час полета пришлось уплатить 40 долларов. Распрощавшись с Хуго Барралесом, исследователи картофельной родословной отправились на исконную землю древнего индейского племени мапуче.

Сгущались сумерки. Голодные, измученные, исцарапанные до крови, поплелись неудачливые охотники в деревню. Единственным местом, подходящим для ночлега, оказался дом с незастекленными окнами, нечто вроде корчмы. В семь утра на сле

дующий день ботаники были уже на ногах.

Расспросы местных жителей ничего нового не прибавили. Но все в один голос советовали повидаться с Орнальдо. Человек независимый и предприимчивый, Орнальдо считался зажиточным — он имел собственный клочок земли и собственную хижину, которые отдал в аренду какой-то нищей старухе, а сам пробавлялся охотой.

— Я знаю, где растет папа негро, — заявил он уверенно.

«Папа негро» в переводе с местного наречия значило «картофель черный». Древнее индейское племя мапуче считало черные клубни священными — они исцеляли болезни. Вероятно, в них содержалось много витаминов. Возможно, это был предок по прямой линии культурного картофеля солянум тубе-розум, широко распространенного по всем странам. Словом, исследовать в лаборатории такого «папу» было бы очень важно и интересно.

Орнальдо привел ботаников на заросший, дайным-давно заброшенный огород. Сгорая от нетерпения, они разгребали руками землю, пальцами счищали ее с мелких, как голубиные яйца, клубней. Кожура у картофеля была желтой, фиолетовой, красной... Это были культурные, хотя и одичавшие сорта. Ботаники перекопали весь огород. Черного картофеля не было.

Но Орнальдо не отступал:

— Отец посадил папа негро здесь. Принес из леса и посадил. Я тоже тогда ходил с ним на ранчо. С того дня прошло пятнадцать лет, но я охотник. Завяжите мне глаза, я найду место, где мы копали папа негро, — переводил его горячую речь Юрий Онуфриев.

— Скажи ему, пусть ведет туда, мы хорошо заплатим.

— Нет, сейчас нельзя, — покачал головой индеец. — Скоро будет дождь. Идти туда надо много дней. Если бы был у вас самолет... Лететь полчаса, не больше. Орнальдо никогда не ошибается.

Зыкин решительно заявил:

— Я полечу с Орнальдо.

Мысль была дикой, Алексей

сам чувствовал ее нелепость, но доводы на него не действовали. Наконец договорились так: Шмараев с Онуфриевым возвращают

30

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?