Вокруг света 1968-08, страница 75

Вокруг света 1968-08, страница 75

нам покажется интересным. Но судьба в облике щуплого человечка, встреченного нами в баре, вмешалась и расстроила наши планы.

Надо сказать, что с первого дня нашего пребывания в Новой Зеландии Крису не давали покоя и портили настроение две вещи. Во-первых, ему никак не удавалось прилично записать звук:

только приготовит аппаратуру, как либо машина проедет, либо самолет пролетит, либо подует сильный ветер, а то и сам «артист» скроется — да разве перечислишь все, что мешает звукозаписи. Во-вторых, нас повсюду спрашивали, что мы уже засняли, а услышав ответ, удивленно восклицали:

— Как, неужели вы не сняли кеа?.. Что это за фильм о Новой Зеландии без кеа... Без этого клоуна снеговых гор... ведь их так легко снять... Они совсем ручные, вы их увидите повсюду...

Возможно, кому-нибудь еще эти крупные, ярко окрашенные попугаи в самом деле встречались повсюду, но мы пока ни одного не видели, и это чрезвычайно раздражало Криса. И когда на вопрос уже упомянутого злополучного субъекта, что мы успели заснять, я начал перечисление, Крис опять стал похож на ламу.

— Как? — удивился человечек. — Вы не сняли кеа?

— Нет! — отрезал Крис, вложив в одно это коротенькое слово столько холода, что его хватило бы, чтобы сотворить небольшой айсберг.

— А вы бы поднялись на гору Кука, — продолжал наш собеседник, не подозревая, что ступает по краю пропасти. — Я только что оттуда, их там видимо-невидимо. Ничего нельзя оставить, сразу налетят и разорвут в кло

чья. Сущие комики... честное слово, стоит попробовать их заснять.

Я поспешил наполнить стакан Криса.

— Да-да, конечно, мы попробуем, — сказал я.

— Да, — громко произнес Крис с внезапной решимостью. — И мы отправимся на гору Кука завтра же.

Что нам оставалось делать? Мы отправились на гору Кука. Здесь мы поселились в отеле с великолепным видом на гору и на ледник Тасмана и безотлагательно приступили к лихорадочным поискам кеа. Все уверяли нас, что нет ничего проще, — горы и долины кишат этими птицами, нельзя даже машину поставить, потому что сейчас же на нее опустятся несколько десятков кеа и примутся разбирать на части, словно какие-нибудь одержимые механики. Стоит только отъехать немного в горы — в любую сторону! — и позвать: «Кеа... кеа... кеа...», как в тот же миг к вам отовсюду слетятся кеа.

Так мы и сделали. В первый же день отправились к горе Кука и стали кататься вокруг нее, останавливаясь перед каждой трещиной и расщелиной, чтобы позвать, как нас учили: «Кеа... кеа... кеа...» Но голые склоны оставались безжизненными. В тот вечер Крис, несмотря на чудесное вино и нежнейшую жареную форель, сидел с видом сердитого верблюда, который забыл дорогу к ближайшему колодцу.

На следующее утро ни свет ни заря, храня унылое молчание, мы поехали к леднику Тасмана у подножья горы Кука, чтобы возобновить поиски кеа. Стоя над ледником, мы слышали, как он, покряхтывая, постанывая и потрескивая, миллиметр за миллиметром сползает вниз по долине на свидание с морем.

Заглушая речь ледника, над голым пустынным ландшафтом разнеслись наши крики «кеа!», и со всех сторон отозвалось обманчивое эхо. И как же мы удивились, когда внезапно невесть откуда показался кеа и сел на каменный шпиль за пределами досягаемости нашей кинокамеры. С округлившимися от возбуждения глазами Крис полез вверх по склону, хрипло вопя «кеа!». Птица взглянула на взъерошенное существо, с безумным взором вынырнувшее откуда-то из недр ледника, издала крик, полный недоумения и ужаса, и поспешно улетела. Когда мы пришли в себя после приступа неприличного смеха, то с

удивлением обнаружили, что Крис отнюдь не обескуражен, напротив, первая встреча с кеа воодушевила его. Он считал, что успех почти обеспечен, теперь надо только снять вводные кадры. Под вводными Крис подразумевал кадры, показывающие, как «лендровер» подъезжает к леднику, как мы выходим из машины и зовем кеа, и виды местности. Потом снимем крупным планом птицу и все смонтируем.

Съемки фильма — дело хитрое и непростое, подчас приходится сперва снимать отъезд, а уже потом прибытие. Мы выгрузили снаряжение и установили камеры, а так как нам нужен был звук, Крис мрачно достал из футляра магнитофон и водрузил его на груду камня.

После долгой беготни с проводами и микрофонами он объявил, наконец, что все готово. Наша задача была несложной: подъехать на «лендровере» к указанной точке, выйти и звать кеа. Камера запечатлеет наши движения, а рекордер увековечит отраженные склонами голоса. Я уже говорил, что другого такого глухого и уединенного места надо было поискать, не видно не только людей и построек, но даже никаких животных, поэтому мы были просто поражены, когда, выйдя из машины и дружно прокричав «кеа!», внезапно услышали такой невообразимый шум, словно по соседству свихнулся какой-нибудь из заводов Форда. Это был визг, вой и скрежет механизмов, под

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?