Вокруг света 1968-08, страница 78

Вокруг света 1968-08, страница 78

I

ким: ученый замазал ярко-красную грудку одного из самцов белой краской, и... тот словно стал невидимкой — на его появление возле чужих гнезд ни одна из птиц больше не реагировала...

В фантастике не редкость произведения о множестве смежных миров, которые существуют в пространстве и времени «где-то рядом» друг с другом, но настолько изолированно, что их обитатели и не подозревают о соседях. Такие миры, разумеется, фантазия. Но в природе наблюдается другое явление. Исследования, проводившиеся во многих странах, доказали: разные группы живых существ видят окружающий мир не так, как его видят другие. У каждой возникает перед глазами свой «зрительный мир», не схожий с другими; в разных глазах запечатлеваются субъективно разные картины объективного мира. Недавние исследования ученых позволили нам посмотреть на окружающее «чужими глазами», и вот как выглядят некоторые из открывшихся «зрительных миров» других существ.

МИР — ЭТО ТО, ЧТО ДВИЖЕТСЯ. Глаз часто сравнивают с фотоаппаратом. Не слишком удачное сравнение! Неподвижный фотообъектив — и глаз человека, не останавливающийся ни на одно мгновенье. Осматривая какую-нибудь вещь, мы непременно «ощупываем» ее взглядом — сканируем. И если остановить движение, вдруг «отключив» все глазные мышцы (такие опыты проводились), то там, где только что глаз видел неисчислимое множество предметов и тонов, возникнет серое, лишенное очертаний и красок полотно.

Но как же так? Ведь у жаб, лягушек, насекомых, некоторых рыб глаза неподвижны. Каким же образом они видят окружающее?

А они его и не видят... в нашем понимании этого слова.

Понаблюдайте, как ведет себя жаба. Вот она неподвижно сидит в траве. Насекомые не появляются, кругом тишь, и жаба ни на что не реагирует, будто спит.

Вдруг показалась летящая муха. Жаба немедленно настораживается, молнией мелькает ее длинный язык, и насекомого нет — проглочено.

И снова жаба отрешается от окружающего.

Отрешается, потому что не видит его.

Жаб усаживали на карусели, а вокруг раскладывали дохлых мух. Жабы сидели неподвижно, не обращая ни малейшего внимания на лакомство. Но вот карусель завертелась. И жабы ринулись на пищу, мимо которой они проносились. Когда же карусель остановилась, жабы снова не видели мух, лежащих у них «под носом».

Для жабы, пока она неподвижна, природа кажется серым экраном, на котором возникает лишь то, что движется. Для такой жабы сад — это извивающийся червяк, жужжащая муха — не более. Но если жаба начинает прыгать, то во время прыжков она видит и находит дорогу между камнями и стеблями. Стоит ей остановиться, мир снова превращается для нее в «tabula rasa» — «чистую доску».

Но не лучше ли жабе в борьбе за существование было обзавестись не пассивным, а активным зрением? Очевидно, нет. Мир такой, каким его видит человек, посылает в мозг колоссальное количество информации. Для переработки ее необходима высокая организация мозга. А небольшое, просто устроенное тело жабы — плохая «база» для высокоорганизованного крупного мозга. Вот почему «человеческое» видение для нее непозволительная роскошь. Да и зачем? На сером экране летящее насекомое заметно несравненно лучше. Никаких помех, добыча сама сигнализирует о себе.

Естественный отбор беспощаден к излишествам. Жаба видит только то, что ей необходимо видеть. Тысячелетиями «шлифуя» свои творения, природа наделила каждое живое существо таким органом зрения, что для него оно «лучше всех»!

У собак, например, зрение, по человеческим понятиям, весьма совершенное. Однако собаки не различают цвета. Особых пигментных клеток, которые посылают по нервам в мозг импульсы цвета, на сетчатке их глаз нет. Да и все другие млекопитающие, кроме некоторых видов, видят окружающее черно-белым: контраст повышается, ориентироваться им в таком мире проще и удобнее.

Для собаки тоже имеет значение, движется предмет или нет. Собака редко потеряет из вида убегающего зайца. Но не случалось ли вам замечать во время охоты, как преследуемое животное вдруг замирает на месте посреди самой отчаянной гонки,? И собака, даже несмотря на свое великолепное чутье, сплошь и рядом проскакивает мимо затаившейся жертвы... До недавнего времени думали, что преследуемое животное останавливается, чтобы замаскироваться на местности. Очевидно, это не совсем так. У собак тоже есть мышцы глаз, обеспечивающие активное «считывание», сканирование предметов, и все же глазу собаки труднее задержаться на неподвижном объекте и опознать его. Вероятно, преследуемые животные пользуются этим: они останавливаются для того, чтобы преследователям было труднее их рассмотреть. Но чтобы улучшить в таких случаях видение, хищники иногда специально покачивают головой, вызывая «искусственное» движение глаз. И точно так же вертят головами, чтобы яснее разглядеть неподвижный предмет, некоторые породы собак...

Устройство глаз тоже не случайность. У лошадей, например, зрачки горизонтальные — в плоских, открытых степях такой обзор выгоден. У кошек и лисиц зрачки, наоборот, вертикальные — при таком устройстве глазу легче отыскивать мышей в траве и птиц на деревьях. Глаз рыбы анаблепы решает еще более сложную задачу. Эта необычная рыба живет на поверхности воды, и у нее глаз разделен на два сектора: верхний видит в воздухе, нижний — в воде. Одним взглядом (или двумя?) анаблепа замечает сразу и птиц в «ебе и рыб в водоеме. Ведь нападения можно ждать отовсюду... Образ жизни формирует зрение, определяет его специфику.

МИР — ЭТО ТО, ЧТО ЦВЕТЕТ. Если бы человек мог взглянуть на светловолосую голову ребенка сквозь глаз бабочки, он увидел бы очень странную картину: тысячи головок и над ними — тысячи солнц. Глаз бабочки состоит из тысяч ячеек, каждая из которых — маленькое оконце в мир. Но е зрительном аппарате бабочки все ячейки замкнуты на мозг таким образом, что бабочка видит не тысячи изображений, а одно. Зато какое! Лицо ребенка выглядит чем-то круглым, смутным, а копна золотистых во^ лос предстает в виде зарослей золотистых лиан, причем каждый волосок — лиана крупней самой бабочки. Ячеистая, «многоокая» структура глаз у бабочки «фильтрует» изображение: детали, важные с с точки зрения борьбы за существование, укрупняются, подчеркиваются; ненужные — смазываются. Можно, конечно, ошибиться — светлые волосы ребенка чем-то напоминают головку одуванчика. Но вот лицо... Тут никаких ассоциаций не возникает, и оно видится смутным пятном.

Если б насекомые видели все в натуральную

76

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?