Вокруг света 1968-08, страница 76

Вокруг света 1968-08, страница 76

I

вергнутых неслыханным пыткам. Что вызвало эти звуки, откуда они идут? Мы видели только Криса, который присел около своего аппарата с наушниками на голове и выражением дикой муки на лице.

Вдруг из-за беспорядочно нагроможденных глыб показался огромный, величиной с полдома, экипаж, прапрадед всех бульдозеров. Звеня, гремя и дребезжа, он полз в нашу сторону, а на самом верху, на маленьком сиденье примостился перемазанный машинным маслом человечек, который как будто пытался управлять этой махиной. Он приветливо помахал нам рукой, приближаясь на своем трясущемся чудовище. Крис сорвал с головы наушники и, отчаянно размахивая руками, подбежал к колеснице дьявола.

— Выключите мотор! — орал он. — У нас идет звукозапись!

— Чего? — крикнул в ответ человечек, переключая скорость с леденящим кровь скрежетом.

— Мы снимаем кино... Вы не могли бы выключить мотор? — ревел побагровевший Крис.

— Говорите громче... ничего не слышу, — объяснил человечек.

— Выключите эту проклятую штуковину... ВЫКЛЮЧИТЕ! — вопил Крис, бурно жестикулируя.

Водитель сосредоточенно посмотрел на него, извлек из коробки скоростей еще одно короткое, терзающее слух созвучие, потом наклонился вперед, нажал какую-то кнопку, и могучая машина стихла.

— Ну, что вы там говорите? — спросил он. — Извините, мне тут было плохо слышно... Очень уж шумно.

Крис нервно вздохнул.

— Вы не могли бы несколько минут не пускать эту... эту... эту штуку? Понимаете, мы снимаем кино, нам нужно записать звук.

— Ах, кино, да? — заинтересованно произнес человечек. — Конечно, могу не пускать.

— Спасибо, — с дрожью в голосе поблагодарил Крис и вернулся к рекордеру.

Только он надел наушники и подал нам знак начинать, вдруг механическое чудовище опять ожило, с той разницей, что теперь водитель посредством какого-то волшебства пустил ее задним ходом, и она медленно поползла обратно за камни, из-за которых явилась. Крис, с лицом цвета перезрелого персика, швырнул наушники на землю и, изрекая смачные фразы, кинулся следом за махиной. Через мгновение воцари

лась благословенная тишина, и Крис вышел из-за камней, вытирая лоб.

— А теперь, — хрипло произнес он, — попробуем снова.

На этот раз удалось снять кадр, но эпизод с бульдозером пагубно повлиял на нервы Криса, и весь остаток дня. он от малейшего шума подскакивал, словно испуганный олень. Тем более что мы не увидели больше ни одного кеа и вернулись в гостиницу совершенно убитые. У нас был такой удрученный вид, что наша очаровательная горничная-маорий-ка не выдержала и ласково спросила, в чем дело. Радуясь, что нашелся сочувствующий слушатель, мы заговорили все разом. Когда гам немного стих и стало возможно разобрать, о чем идет речь, на лице горничной отразилось удивление.

— Кеа? — с недоумением сказала она. — Вы хотели снять кеа? Что же вы мне не сказали?

— А что? — подозрительно спросил Крис.

— Пять диких кеа каждое утро прилетают на двор гостиницы, — объяснила она. — Я кормлю их хлебом с маслом. Каждое утро они тут как тут.

Комментарии излишни.

На следующий день, едва рассвело, мы уже бродили в ожидании добычи по двору, вооруженные камерами, магнитофонами и хорошим запасом хлеба с маслом, которое каким-то образом ухитрилось оставить свой след на всей нашей аппаратуре и почти на всей одежде.

И точно, едва рассеялся утренний туман и открылась гора Кука с розовой от восходящего солнца снежной макушкой, как между скалами в нижней части склона, начинающегося сразу за гостиницей, раздались громкие крики. В сущности, они напоминали крики, которые мы пытались издавать накануне, рискуя заболеть острым ларингитом, но тембр был другой, какой-то звонкий, ликующий, буйный, не для наших голосовых связок. И вот показалась пятерка кеа. Они опустились на крышу гостиницы и стали ходить по ней, наблюдая за нами и время от времени крича свое «кеа... кеа... арррр...» Деревянная походка и напыщенный вид, словно они чувствовали себя господами вселенной, в сочетании с повторяющимся однообразным криком придавали им удивительное сходство с кучкой фашистов.

Основной цвет оперения кеа — зеленый разных оттенков, от тра

вяного до сероватого, но из-за пурпурного отлива оно издали кажется довольно темным. Крылья снизу изумительного огненно-оранжевого цвета, и, когда птица их расправляет или взлетает, на секунду кажется, что ее объяло пламя.

Необузданные, шумные, озорные — ну, просто неотразимые птицы... Глядя, как два кеа, вымазав клюв маслом с крошками хлеба, дерутся за очередь скатиться по крыше, бранят друг друга, взъерошив хохолок и хлопая крыльями, так что оранжевая подкладка горит на солнце, превращая их 'В ожившие костры, я думал о том, как жаль, что этих обаятельных птиц многие в Новой Зеландии считают врагом общества номер один. Дело в том, что кеа пристрастились к салу домашнего животного, которое новозеландцу дороже родной матери: овцы.

Спору нет, найдя овечью шкуру или тушу, кеа не упустят случая попировать, но фермеры уверяют, будто дело этим не ограничивается, будто птицы нападают на живых овец и убивают их ради сала. Достоверные случаи действительно отмечены, но никто еще не исследовал, все ли кеа ведут себя так и в самом ли деле они причиняют такой ущерб, как это утверждают фермеры. Но попробуйте сказать об этом овцеводу, да еще добавьте, что, по-вашему, не жаль потерять несколько овец ради удовольствия иметь соседями кеа, — и можете вызывать «Скорую помощь». И тем не менее кеа — большой, красивый, шумный, озорной и своенравный кеа — олицетворяет край диких гор — Новую Зеландию. Этим веселым, беспутным шутом надо гордиться. А вместо этого (и так ведь бывает со многим, что украшает нашу жизнь) его нещадно преследуют и убивают всюду, где только застигнут.

В качестве прощальной виньетки из Новой Зеландии предлагаю вам такую картинку: на заднем плане — гора Кука с обтрепанной по краям шапкой розового снега и лениво ползущими по склонам клочьями утреннего тумана, который мягко обволакивает скалы и скрывает шрамы после недавних обвалов, а на фоне горы стремительно летят энергичные птицы — только крылья вспыхивают огнем на солнце, да веселые звонкие крики «кеа... кеа...» отдаются между седых скал.

Перевел с английского Л. ЖДАНОВ

74

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?