Вокруг света 1968-11, страница 61

Вокруг света 1968-11, страница 61

Через две с небольшим тысячи лет после смерти сенатора Анния Камара на обочине шоссе Арль — Бокер стоял молодой человек спортивного вида, призывно вздымая большой палец навстречу летящим машинам.

Среди помех благородному делу хичкайкерст-ва — передвижению на попутных машинах — не последнее место занимает эгоизм водителей. Проносясь мимо, они делают вид, что не видят тебя. Лучше бы уж головой мотнули — нет, мол; было бы не так обидно но крайней мере.

Эти и многие подобные мысли проносились в голове спортивного молодого человека, второй час «голосовавшего» на обочине шоссе Арль — Бокер. Забитое машинами не слишком широкое .шоссе (потомок сработанной рабами Рима дороги) являло собой картину пеструю и странную. Со страшным скрипом и шумом двигались по шоссе в великих клубах пыли гигантские фургоны с итальянскими, испанскими, бельгийскими номерами. У каждого фургона чего-нибудь да не хватало: крыши или дверцы, или того и другого; внутри видны были кучи тюфяков и всякого разноцветного тряпья, курчавые чумазые дети, женщины с огромными серьгами в ушах.

Полугрузовичок, притормозивший у обочины, был, несомненно, ниспослан небом.

— Куда надо? — крикнул водитель. — В Ка-марг? Садитесь!

Сигналя и чертыхаясь, водитель продирался сквозь скопшце машин и повозок.

— Посмотреть приехали?

— Посмотреть.

— В Камарге есть что посмотреть. Видели? — водитель кивнул в сторону стоящего у дороги фургона. — Цыгане возвращаются из Сен-Мари. Со всей Западной Европы туда съезжаются цыгане, ведь в Сен-Мари хранится статуя их покровительницы — святой Сарры. Церковь ее не признает, но цыгане чтут. Теперь тут даже туристы ездят по программе: сначала смотрят цыганский обряд ,в Сен-Мари, потом едут в Бокер, посмотреть на прогон быков, а уж потом в Арль на корриду. Вы в Сен-Мари не были?

— Нет, — отозвался пассажир. — К сожалению, должен торопиться в Бокер.

— Я это видел один раз. Собрались цыгане со всех концов, многие по-французски и слова не говорили. Статуя святой Сарры хранится в приделе церкви святой Марии. Оттуда ее вынесли, переодели в новое платье, поставили в лодку, оттолкнули от берега, а сами вроде бы и не смотрят в ее сторону. Когда она отплыла довольно далеко от берега, как они в воду бросятся, прямо в праздничной одежде, вытащили статую на берег и отнесли в церковь. Вот и весь обряд. Вроде бы они и сами толком уже не знают, почему так. А охраняет статую один старик — «цыганский король». Его зовут Эманюэль Батист. Смотрите, смотрите — гардьены!

Рядом с шоссе проскакали несколько всадников : широкополые шляпы, джинсы, полусапожки, в руках длинный трезубец.

— Прямо Дикий Запад! — улыбнулся пассажир.

Шофер расхохотался:

— Немножко играют ребята. Сами понимаете, какой тут Дикий Запад! Размеры не те. А все же где вы еще найдете во Франции место, где в дождливый сезон, кроме как на коне, не проедешь?

На окраине Бокера они расстались.

Везде в Камарге — в Кэпаре, в Овере, в Арле, наконец, устраивают гон быков, но по-настоящему это делают в Бокере> на Старой площади. Дело в том, что всего в Камарге сорок монад... Впрочем, по порядку.

С тех пор как очередные завоеватели уничтожили систему ирригации и почвы засолились настолько, что ни о каком серьезном земледелии речи быть не могло, местные жители занялись скотоводством. После одного из посетителей местности Камарг, а именно Аттилы, остались выносливые маленькие лошади с белой гривой. Эти лошади не требовали почти никакого ухода, паслись они на бескрайних камаргских равнинах, покрытых жесткой солоноватой травой. На камаргских лошадей был спрос во всей южной Европе. Их ценили за выносливость и неприхотливость.

Кроме лошадей, в Камарге разводили и поныне разводят быков. Первых быков привезли сюда греки — поселенцы, основавшие Арлис. Эти греки вели родословную с острова Крит, где, кстати, и были первые известные нам игры с быком. Потомок критского быка — небольшой, крепенький, черный и очень злой — это и есть идеальный ка-маргский бык (точнее говоря, только он и есть «камаргский бык»).

Быков воспитывают на монадах — камаргских ранчо. Девиз воспитания прост — самостоятельность, самостоятельность и еще раз самостоятельность. Гардьены — французские ковбои — лишь следят за тем, чтобы животные не калечили друг друга. Обо всем другом быки заботятся сами.

Всего в Камарге сорок монад. На двадцати пяти из них выращивают камаргских быков, а на пятнадцати — испанских и португальских. Очевидно, полагают, что от характера пищи — жесткой солоноватой травы, недостатка воды, от необходимости вечно бороться за место у водопоя — характер испанского или португальского быка изменится и он станет камаргским. Какая нелепица! Камаргским быком может быть только камаргский бык. Кстати, для настоящих коррид в Испании берут только камаргского быка, а вот для бескровной корриды в Арле сойдет и пиренейский.

Когда бычки достигают определенного возраста, то есть, как говорят в Камарге, «начинают видеть рогами», гардьены отбирают лучших из каждой монады. Эти лучшие поедут за Пиренеи, где встретятся с лучшими тореро.

Лучшие из этих лучших бычков пробегут в последний раз через Бокер.

На Старой площади владельцы кафе собирали с тротуаров стулья и столики, поднимали тенты. Двери кафе были открыты настежь, чтобы посетители, будь на то охота, смогли бы сойтись с маленьким камаргским быком, не отходя, так сказать, от заведения.

Где-то вдали раздались крики «Ли бью! Ли бью!». Стали отчетливее топот и цоканье копыт.

— Ли бью! Ли бью!

Крики уже совсем рядом.

— Сейчас появятся, — сказал какой-то пожилой человек. — Будете пробовать счастье?

— Я, собственно, за тем и приехал, но...

— Главное, быть в себе уверенным. Кричите как можно громче «Ли бью» — быки этого не выносят — и всячески старайтесь обратить внимание быка на себя. Когда бык кинется на вас, надо

58

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?