Вокруг света 1969-07, страница 74

Вокруг света 1969-07, страница 74

бя наказал. Я хочу, чтобы ты больше никогда не обижал никого из нас».

Чужой человек обещал это, но потом ноаид ушел на небо, и чужой человек забыл про обещание и снова стал обижать саами.

И вот что я скажу тебе напоследок. Слушай, человек, и, может быть, ты поймешь, почему и я стал ноаидом: тот ноаид был мой дед.

Мне стало ясно, что этим рассказом он укорил меня за чрезмерное любопытство к шаманским песням. Если бы я назвал его ноаидом, он, может быть, напел бы мне какое-нибудь из своих заклинаний. Мне жаль, что я упустил такую возможность; мне жаль, что я его обидел.

Я встаю и прощаюсь со стариком.

Он смотрит на меня долгим взглядом и, наконец, произносит:

— Если ты идешь в Сиду, то вот тебе мой совет. Спроси там Перу Хетте, он знает два раза по сто песен, он тебе нужный человек. Ну, теперь иди.

Вот у>т*е два часа я иду по равнине. В мыслях я все еьд,е беседую со стариком по имени Евна. Но время от времени я поднимаю голову и смотрю на мутно-желтое пятно солнца: скоро полдень. Нужно спешить. Я задаю работу ногам и смотрю за тем, чтобы они не увели меня куда-нибудь в сторону. Я иду слушать Перу Хетте, который живет в Сиде и знает два раза по сто песен.

Перевел с немецкого Б. ПЧЕЛИНЦЕВ

СКОЛЬКО БУБНОВ В ЧУМЕ

Не найти сейчас саамских бубнов. Разве только в музее.

Раньше у каждого саами хранилось в чуме множество разных бубнов, больших и малых, круг

лых и овальных — на все случаи жизни. У каждого свой звук. Скажем, надо откочевать на новое место. Нужно попросить духов привести стада на богатое мхом-ягелем место. Глава семьи достает бубен, на котором тщательно, до мельчайших подробностей, нарисованы упитанные олешки, весело роющие копытами снег. Потом бросает старик в костер несколько веточек можжевельника и следит, как дым идет. Если дым начинает стлаться, то нечего сегодня духам докучать: не в настроении они людские просьбы выслушивать. Совсем другое дело, когда голубой столбик устремится прямо в небо. Возьмет тогда лопарь бубен, подержит над огнем, чтоб кожа подсохла и натянулась, а звуки были чистые. А потом, колотушкой из заячьей лапы ударяя, передаст духам просьбы.

Для свадьбы был бубен иной, на случай рождения ребенка — особый, от болезней — свои бубны. Сколько случаев в жизни — столько и бубнов.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?