Вокруг света 1976-02, страница 70

Вокруг света 1976-02, страница 70

мощью больших порций табака я смог вернуть улыбки на их лица и восстановить утраченное расположение.

На протяжении многих веков бушмены боролись за жизнь в труднейших природных условиях засушливой области Южной Африки. Однако ни болезни (например, частые пневмонии, вызываемые резкими колебаниями температуры), ни нехватка пищи, ни почти полное отсутствие воды до сих пор не служили причинами их вымирания. Основа этого гибельного процесса — люди из «большого мира», их цивилизация и деньги. Последние бушмены Калахари не умирают сами по себе, их уничтожают.

Человека, который мне это объ

яснил, зовут Дзиро Танака. Это молодой японец, этнограф по профессии. Я с ним встретился по возвращении из экспедиции. Больше двух лет он прожил в пустыне с маленькой группой бушменов, членом которой ему удалось стать. Когда я заговорил с ним о будущем этих маленьких людей, он не смог скрыть своего пессимизма. Ботсвана — бедная страна, несмотря на недавно открытые алмазные россыпи. Большую часть ее доходов составляет плата за организацию сафари для иностранных белых охотников. Если проект «индустриализации» этого развлечения будет реализован, то в пустыню вторгнутся толпы охотников. Бушменам снова придется спасаться

бегством. Но куда? Они вынуждены будут присоединиться ко всем тем, кто ныне бедствует в деревнях и на фермах. Станут, что называется, «свободными людьми»...

Наступил час прощания. Вся группа пришла к моему биваку и принесла дынную кашу, которую я съел вместе с бушменами. Таким способом они пожелали мне счастливого пути.

Мы с Румтором забрались в машину и медленно покатили по песку. Несколько бушменов бежали за «лендровером». Затем мало-помалу они исчезли из виду, затерялись среди трав и кустарников. Я снова оставил их лицом к лицу с одиночеством в этом затерянном мире.

Сокращенный перевод с французского В. НИКИТИНА

ПРЕСТУПЛЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ

Рисунок В. ЧИЖИКОВА

История точно не знает, когда появилось племя читателей, забывающих вовремя вернуть взятые книги или небрежно обращающихся с ними. Зато доподлинно известно, что в Древнем Египте те, кто терял свиток папируса из библиотеки фараона, наказывались смертной казнью, а за неаккуратное обращение с «книгой» виновный получал 200 ударов тростью. Большой книголюб Фридрих Великий в подобных случаях, правда, ограничивался тюремным заключением, причем максимальный срок ни разу не превысил 20 лет. Сэмюель Фэн-корт, основатель первой публичной библиотеки в Лондоне, видимо, тоже руководствовался этими прецедентами, когда в 1752 году добился наказания плетью и семилетнего заключения для нерадивого читателя, загибавшего в книгах углы страниц.

Чтобы обезопасить свой книжный фонд от подобных читателей, библиотека имени Бодлея при Оксфордском университете внесла в правила специальный пункт, разрешавший выдачу книг на дом только царствующим монархам. Причем соблюдалось это неукоснительно. Во всяком случае, когда король Чарльз I послал

за книгами слугу, тот вернулся с пустыми руками, и королю пришлось самому идти к непреклонным библиотекарям.

Однако, несмотря на все строгости, читатели, задерживающие книги, никак не переводятся. Например, в 1975 году в шеффилдскую городскую библиотеку была возвращена книга «Учись вязать и вышивать», которую забывчивая читательница продержала 43 года. Впрочем, такую просрочку нельзя считать чем-то из ряда вон выходящим. В июне 1969 года библиотека нориджского кафедрального собора в Англии вернула центральной лондонской библиотеке книгу «Critica Sacrs», которая вышла в свет в 1650 году и была взята по «межбиблиотечному абонементу» где-то между 1732 и 1819 годом. Пеня за 200-летнюю просрочку должна была составить 200 фунтов — из расчета по пенсу за неделю, но из уважения к отцам церкви библиотечное начальство ограничилось устным порицанием.

И все-таки рекорд забывчивости установлен в библиотеке колледжа Сидни Сассекса в Кембридже, где взятая полковником Робертом Уолпоулом книга возвратилась через... 300 лет.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?