Вокруг света 1978-11, страница 71




Вокруг света 1978-11, страница 71

приказывать и повиноваться! К этому приходит каждый, кому претит жизнь в стенах какой-нибудь вонючей конторы, где кругозор твой быстро становится не шире четырех стен конуры, в которой ты каждый день протираешь штаны.

Неподалеку двое молодых парней, в кожаных брюках с бахромой, узких в бедрах и расклешенных внизу, в пестрых клетчатых рубахах нараспашку, веселые, соревновались, кто быстрее выхватит из кобуры кольт и направит его на соперника.

Они стояли, подняв руки, и считали:

— Раз, два, три...

На счет «три» они выхватывали пистолеты и мгновенно утыкали их друг другу в животы, заливаясь при этом радостным хохотом.

— Пошли, на них вы еще успеете насмотреться, — с презрением сказал Жак, заметив, что Петр и Анджей невольно замедлили шаги.

— А сейчас пойдем в бар. — Жак взял под руки своих спутников. — Я хочу вас познакомить с Гуссенсом и Кенноном. Они

там, если вдруг не вздумали проехаться по позициям.

Длинная узкая комната с покрытой бронзой стойкой, за которой бегали три взмокших бармена, оказалась набита битком. Наемники толпились со стаканами в руках: немецкая, французская, английская речь мешалась с португальской, испанской, голландской.

Роман Евгения Коршунова «Крестоносцы» — заключительная книга трилогии, повествующей о борьбе африканских народов за свободу и независимость, против происков империалистических держав на Черном континенте, о становлении нового государства Гвиания (название вымышленное). В «Крестоносцах» рассказывается о том, как империалистические монополии, международные «нефтяные спруты» пытаются расколоть Гвианию, оторвать от страны богатые нефтеносные районы и создать марионеточное государство. При этом используются политический заговор и экономический шантаж, убийства прогрессивных деятелей и провокации, банды наемников и регулярные части ЮАР.

Героям трилогии — советскому и польскому журналистам Петру Николаеву и Анджею Войтовичу, оказавшимся во время раскола Гвиа-нии в марионеточной «Республике Поречье», — довелось стать свидетелями заговора против Гвиании.

Анджею Войтовичу с помощью командира одного из отрядов наемников Жака Дювалена («полковника Френчи»), человека с изломанной судьбой, с трудом обретающего себя в борьбе против сил зла, удается бежать из «Республики Поречье», чтобы рассказать всему миру правду об инспирированном «президентом» Эбахоном погроме, послужившем поводом для мятежа. Петр Николаев был вынужден остаться среди раскольников.

КРЕСТОНОСЦЫ

Главы из романа

«Их пытали так, что они стали похожи друг на друга...», «...С зажигательными бомбочками, привязанными к лапам, летучие мыши влетали в хижины, и тогда начиналась потеха!..» ■— доносились до Петра обрывки фраз, пока они с Анджеем протискивались к стойке вслед за решительно настроенным Жаком. «Да, раньше платили по тысяче двести

фунтов в месяц... Не то, что теперь!», «...Это были кольты образца одиннадцатого года. Я взял их сорок штук — по сто двадцать баков, а в Штатах загнал по семь сотен! Конечно, умеючи и здесь можно поживиться!»

На Петра и Анджея никто не обращал внимания: здесь все были чужие и все были свои, никто не знал никого и все знали каждого. Но их привел сюда один и тот же путь, где бы он ни пролегал, — через Лондон, Париж или Нью-Йорк.

Жак словно прочел мысли Петра и обернулся, продолжая плечом прокладывать себе путь к стойке:

— Сегодня утром приземлились ДС-8 и С-130. Прилетело сразу сотни полторы европейцев. Штан-гер подумывает о том, чтобы сформировать отборный батальон — только из белых...

Он наконец протиснулся к стойке, огляделся и полез вдоль нее в самый дальний угол, подавая Петру и Анджею знак следо-

69



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?