Вокруг света 1980-10, страница 7




Вокруг света 1980-10, страница 7

j/L

19 октября 1529 года остров Понапе был открыт испанским мореплавателем Альваро де Саавед-ра. Запись об этом была сделана в бортовом журнале. Однако жители Понапе так и не узнали, что были открыты странными белыми людьми, явившимися на плавающих островах, увенчанных облаками парусов. Понапе был открыт заново в 1828 году. Его нанесла на карты русская экспедиция во главе с Федором Петровичем Литке, совершившим плавание на барке «Сенявин». Поэтому на многих современных картах Понапе и близлежащие атоллы обозначены как острова Сенявина.

ДОЖДЛИВЫИ САД ПОНАПЕ

В лучах раннего солнца резко очерчена на фоне чистого неба базальтовая скала Иокай. Дождь только что кончился, и зелень, окружавшая меня со всех сторон, была тщательно вымыта, а листья и цветы сверкали ожерельями капель воды, пронизанных солнечным сиянием.

Как только я выбрался из сада, окружавшего отель, коралловая дорога сама привела меня в город. (По европейским понятиям, впрочем, город Колония даже не поселок.) Прохожих было немного, но почти все улыбались мне# незнакомому человеку: «Каселе-лия!» — «Здравствуй!» Невысокие, светлокожие люди с почти прямыми волосами одеты в хлопчатобумажные рубашки с рекламами, джинсы и яркие куртки. Одежда эта появилась за семь лет существования на острове аэродрома для реактивных самолетов. До этого понапейцы обходились набедренными повязками.

По мере приближения к центру я заметил, что хижины с пальмовыми крышами виднеются в гуще зелени все реже. Вместо них появились стандартные деревянные постройки явно не островного происхождения: помещение почты, какое-то еще закрытое туристическое бюро, здание администрации с флагштоком.

Мне нужно было встретиться с представителем местной власти. Из администрации округа лишь несколько человек слышали о существовании Польши, но все без исключения были ко мне очень внимательны. Поняв, что меня интересует, чиновники единогласно решили, что прежде всего мне необходимо познакомиться с мистером Пенселом Лоуренсом, хранителем городского музея.

Меня довезли на машине до конца дороги. На острове вообще очень мало дорог, и объехать на машине вокруг Понапе или отправиться внутрь острова невозможно.

Пенсел Лоуренс оказался человеком отзывчивым. Правда, его музей не слишком впечатлял. Один большой зал, немного запыленных экспонатов, две или три витрины. Зато мистер Лоуренс Пенсел был точен в сообщениях об острове:

Понапе — одинокая базальтовая скала, поднимающаяся со дна моря. Вершина этого вулканического образования возвышается над океаном почти на девятьсот метров в виде горы Тотолом. Коралловые рифы, разумеется, результат деятельности полипа, который самоотверженно трудится на склонах этой подводной пирамиды. Понапе — клочок площадью в триста квадратных километров — принадлежит к числу островов, известных самым большим количеством осадков во всей Океании: с

годовой цифрой, превышающей четыре с половиной тысячи миллиметров. Почва великолепная. Жителей около семнадцати тысяч. С незапамятных времен остров делится на пять округов-княжеств: Сокеэс, Уэ, Нэт, Мадолениэмв и Кити. Во главе этих округов стоят вожди; традиционная система власти и кланы пережили здесь времена испанской, немецкой, японской оккупации и сейчас существуют параллельно с администрацией, введенной американцами.

Мистер Лоуренс замолк; к нам приближался какой-то человек. Оба заговорили на местном языке. Хранитель представил меня своему знакомому, подчеркнув с непонятной еще для меня значительностью, что тот живет на ато-ле Нгатик; это около ста миль от Понапе. Новый знакомый по имени Билли был видный мужчина высокого роста с характерной для микронезийцев кожей оттенка меди и с удивительно светлыми глазами. Мне показалось, что он великолепно говорит по-английски.

Они побеседовали еще немного, и Билли пошел дальше, уговорившись с хранителем встретиться несколько позже.

— Билли с семьей живет на Нгатике, — еще раз значительно подчеркнул хранитель.

— А что, там у всех такие голубые глаза? — спросил я.

— Так вы все-таки заметили! — обрадовался Пенсел. — Ведь он прямой потомок бунтовщиков-китобоев. Кстати, среди моих предков тоже есть французский китобой, — добавил он не без гордости

Теперь мне все стало ясно. Речь шла об известном в истории Южных морей событии — массовом убийстве всего мужского населения атолла Нгатик, совершенном взбунтовавшимся экипажем британского китобойного судна. В 1800 году моряки перестреляли всех островитян мужского пола, чтобы те не мешали ухаживать за их женами и дочерьми. Это истребление «дикарей», собственно, не произвело никакого впечатления на остальной мир, а часть матросов навсегда осела на атолле, положив начало новому населению и даже новому языку, представляющему собой смесь понапей-ского и английского. Боюсь, что французский предок Лоуренса был не меньшим негодяем, чем его английские коллеги...

— Как можно добраться до Нгатика? — спросил я.

— Нанять лодку Но в это время года не стоит и пытаться. Приближается тайфун.

ДЕНЬ С ХРАНИТЕЛЕМ

Пенсел явился за мной в отель пунктуально. Он обещал показать деревню Мпомп, но честно пред-

б



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?