Вокруг света 1982-12, страница 18

Вокруг света 1982-12, страница 18

Поиски новых магнитных аномалий ведутся, правда, пока не столь широко, как топливно-энергетических. Но торопиться нет нужды. И вот почему.

Широка железорудная полоса, тянущаяся от Крайнего Севера до Кулунды. О качестве, как, впрочем, и о ресурсах бассейна, мы пока знаем в самых общих чертах. Но даже этих сведений достаточно, чтобы сделать некоторые, самые осторожные выводы. Западносибирская руда по своему составу напоминает всемирно известную лотарингскую руду Франции. Разница лишь в том, что в Сибири ее гораздо больше. Однако, когда новый бассейн, у которого нет еще даже названия, начнет служить людям, не берется сказать никто из специалистов: слишком уж в суровых природных условиях залегают его пласты. Никакая техника и технология пока не в силах открыть столь тяжелые двери «сибирской Лотарингии». Освоение бассейна — дело XXI века.

Впрочем, и многие известные ныне месторождения цветных металлов мы сможем начать эксплуатировать лишь в будущем столетии. Здесь главные открытия тоже впереди. Удоканское месторождение не только изменит географию, но и многократно увеличит масштабы сложившейся медной промышленности Сибири, а открытые недавно в Бурятии у хребта Сынныр залежи сынныри-тов перестроят, видимо, всю алюминиевую...

Эти розоватые и светло-серые горные породы до сих пор были ведомы человеку лишь по небольшому месторождению в Италии. Но что с ними делать, лучше всего знают все-таки советские ученые. Академик М. Г. Манвелян посвятил сорок лет изучению сынныритов (научное название у них — псевдолейцитовые сиениты, симбиоз двух минералов — полевого шпата и калисилита.— Авт.). Оказывается, использовать сынныриты можно целиком, практически без отходов. Комплексное сырье — мечта наших промышленников! Из них можно получать глинозем и калийные удобрения, огнеупоры и керамику. Из двух миллионов тонн глинозема более миллиона тонн алюминия! А побочным продуктом окажется... цемент, спрос на который таежный край уменьшать не собирается.

По сегодняшним меркам Западная Сибирь скромна на фосфорные залежи. Но парадокс! Производство суперфосфатов здесь сможет развиваться на совершенно новом сырье— на... местной железной руде. Вкраплений фосфора в ней более чем достаточно; столько, чтобы на отходах мартенов выросли суперфосфатная, цементная и некоторые другие отрасли.

До последнего времени ничего не

ведали геологи о калийных кладовых Сибири. И вот в 1979 году в Иркутской области открыт первый калиеносный бассейн, который сразу же стал крупнейшим в стране. Соли здесь редкостной чистоты, без всяких примесей. Нетрудно предугадать, какого качества будут из них удобрения. Однако в «сельскохозяйственной» группе природных ресурсов к самым важным надо отнести залежи сапропеля, «гниющего ила», творящего на полях и на животноводческих фермах настоящие чудеса. Эта студенистая органическая масса вдвое повышает урожай, на обработанном ею корме словно на дрожжах растет молодняк и птица. Сапропель — аккумулятор почти всех элементов и витаминов, необходимых для растительного и животного мира. И внимание к нему возрастает вполне заслуженно.

Конечно, список сибирских сокровищ можно продолжать и продолжать: водные, лесные, земельные ресурсы... Однако сейчас я бы хотел рассказать о другом — о том, как непросто подобрать ключик к сибирским сокровищам, взять их, заставить служить народному хозяйству. Не случайно программно-целевое планирование теория новых территориально-производственных комплексов (ТПК) прошли первую апробацию именно здесь. Сибирь вручила им путевку в жизнь. И появились на таежной земле новые индустриальные центры.

Западно-Сибирский ТПК, где собраны крупнейшие нефтяные и газовые промыслы, дает народному хозяйству более половины всей нефти и природного газа. В местах, которые ссыльный Владимир Ульянов некогда назвал «сибирской Швейцарией», словно врублена в горы Са-яно-Шушенская ГЭС, самая большая в стране. Около нее поднимаются корпуса алюминиевого завода, машиностроительных комбинатов; рождается Саянский ТПК. К северу от Байкала таежный массив прорезала железнодорожная магистраль, «стройка века» — БАМ.

Территориально-производственные комплексы, гигантские плотины электростанций, величественные здания заводов и комбинатов выросли около новых городов среди тайги и болот. В поисках главного экономического ключа к освоению богатейшего края под руководством академика Г. И. Марчука огромным коллективом ученых Сибирского отделения Академии наук разработана программа «Сибирь». На первое место по важности в ней поставлены проблемы, так или иначе связанные с энергетикой и топливно-энергети-ческими ресурсами.

Почему именно энергетика (вернее, топливно-энергетический комплекс)? Потому что она движитель экономики!

Возьмем Западную Сибирь. Промышленность пришла на нефтяные месторождения сравнительно недавно, в 1964 году. На десятки, сотни километров от первых разведочных скважин во все стороны болота, болота и болота. Ни дорог, ни населенных пунктов в этих краях тогда не было. А прошли считанные годы, и из сибирских недр извлечена миллиардная тонна нефти, потом другая.

Затраты здесь, конечно, внушительные. За годы только десятой пятилетки в хозяйство вложено более 25 миллиардов рублей. Цифра гигантская. На эти деньги можно было бы построить десять волжских автозаводов или пять КамАЗов; хватило бы их для прокладки нескольких железных дорог, таких, как БАМ! И если бы (а так сравнивать можно бесконечно) тюменские богатства нашли где-нибудь под Москвой, то расходы на их освоение были бы значительно меньше. Но Тюмень в болотных просторах Западной Сибири. Она одна. Что же получает страна взамен на колоссальные вложения?

Сегодня стало очевидным — они дают огромную прибыль. И это несмотря на двойное удорожание работ. Каждый истраченный рубль в Западной Сибири окупается приблизительно за год. Иных примеров столь высокой эффективности, пожалуй, и подыскать трудно.

А добыча «голубого топлива» еще более выгодна. Казалось бы, газовая промышленность сравнительно новая отрасль в этих местах. И ждать быстрого экономического эффекта не резонно. Но сложилась-то она на природных ресурсах редчайшей концентрации. Ученые, исследователи учитывали этот момент. Вот в чем соль. Отсюда и эффект Уренгоя, Медвежьего — «газовых самотлоров Сибири».

Невиданных успехов можно добиться в нашем таежном краю при полной согласованности во всех звеньях здешнего хозяйства. На это и устремляет изыскателей, ученых, строителей, эксплуатационников программа «Сибирь». В первом ее разделе как раз и подчеркнута целенаправленная последовательность освоения топливно-энергетических ресурсов.

Другой по важности раздел в программе «Сибирь» отведен сельскому хозяйству. Он целиком посвящен созданию в Сибири мощного агропромышленного комплекса.

У экономистов уже нет (а в свое время были) сомнений в том, что скорость освоения природных ресурсов Сибири складывается из нескольких стратегических составляющих. На нее влияют темпы развития транспорта, внедрения достижений науки и техники, мощь строительной базы. Резко сказывается и уровень

16

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Удоканский тпк картинки

Близкие к этой страницы
Понравилось?