Вокруг света 1983-01, страница 22

Вокруг света 1983-01, страница 22

Как ты сюда попал?

Играл на баранах. Я ведь здешний, моя деревня совсем рядом

Выиграл?

I де там! Все здесь оставил, только и наскреб на банку колы

Сидим, попивая чай. Хабиб рассказывает, прикрывая ладонью левую щеку:

— Сначала мы с товарищами покупаем по билету на каждого. Проигрываем — разбиваемся попарно и берем один билет на двоих Когда уже почти совсем нет денег, скидываемся по трое-четверо. Кое-кто, бывает, выигрывает немалую сумму. Но мне не везет.

Хабиб — второй по старшинству из восьми братьев и сестер

Двадцатишестилетний брат Хаиз живет в Тунисе, у него жена, четверо детей — все ютятся в одной комнате в старом глинобитном доме на окраине.

Но брат работает на химическом заводе. Работает! Делает суперфосфат и какую-то кислоту. Правда, в последнее время стал сильно кашлять.

Отец Хабиба лег двадцать назад вступил в кооператив. Тогда их активно создавали на вакуфных (церковных) землях и владениях сбежавших иностранцев. Но затем земля снова перешла к богатому частновладельцу. Отец нанялся работать на бывшем своем поле, на богатея трудились и старшие дети.

— Но ты где-то учился, Хабиб? Откуда французский знаешь?

Пошел в начальную школу. Это у нас обязательно и бесплатно. Проучился шесть лет. Чтобы получить среднее образование, требуется окончить лицей. Это еще семь лет. Да ведь здесь уже платить надо. Ни я, ни старший

брат Хаиз лицея не увидели, поехали в Тунис на заработки. Хаизу через год повезло — попал-таки на завод. А я... так и остался на улице Французский кое-как сам выучил, без него в городе нельзя...

Мы видели, чем занимаются в Тунисе многие такие хабибы. Чистильщики обуви, лоточники, зазывалы (с центральных многолюдных улиц ведут покупателей в отдаленные магазины, прельщая дешевизной), разносчики покупок (огромную корзину на голову - и бегом!), они просто снуют и толкаются у подъездов гостиниц в ожидании случайного заработка — откроют дверцы автомашины, поднесут чемодан, подадут оброненную вешь. Вся надежда -на бакшиш.

Хабиб — один из трехсот шсяч официально зарегистрированных безработных. А еще триста тысяч уехали в Европу— во Францию, в Италию, в Швецию, где и других «гастарбайтеров» предостаточно, и своих неприкаянных немало.

Подходит пестрый автобус, весь разрисованный рекламными лозунгами, и Хабиб прощается. Ему снова в столицу — искать дело для своих крепких рук.

Обратно мы едем другой дорогой -ближе к морю. Золотые пляжи пустуют в это «холодное» время.

Алексей Олегович уверенно ведет машину, придерживая баранку левой рукой.

— Как живется вдали от дома? Не скучаете? — спрашиваю я его.

— Нормально живется. Я ведь не один — нас сто человек в двадцати двух городах Туниса. А скучать некогда.

— Только врачи или есть и средний медперсонал?

— Только врачи. В основном хирурги, терапевты, акушеры-гинекологи, педиатры,-- рассказывает Алексей Олегович.— Мы здесь по контракту на три года. Правда, мне вот на второй срок предложили остаться.

— К жаре привыкли?

— Я на побережье работаю, здесь климат терпимый. В глубинке, где Сахара начинается, пожарче. Но там ребята, как правило, из Алма-Аты, Ташкента — против жары стойкие. Только загораем мы тут как-то странно. Как приехали, быстро все почернели, а потом загар сошел — одна желтизна осталась...

— Молодежи много?

— Примерно треть. Некоторые приехали сразу после ординатуры, некоторые, окончив институт, поработали два-три года в Союзе...

В Тунисе острый недостаток медицинских работников. Врачей готовит только медицинский факультет Тунисского университета, а средний медпер

После долгого путешествия по пустыне любой, даже крохотный оазис кажется раем.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Кооперати отцы и дети

Близкие к этой страницы
Понравилось?