Вокруг света 1983-07, страница 30

Вокруг света 1983-07, страница 30

Увеличить продуктивность внутренних водоемов и морских районов, прилегающих к побережью СССР, и усилить охрану рыбных запасов.

«Основные направления экономического и социального развития СССР на 1981—1985 годы и на период до

1990 года»

ГЕННАДИЙ МАШКИН || AAfMlLV

Фото А. ЛЕХМУСА Жж1)С Ж Ubl

рыбацких островов

восьмисот тысяч человек приезжают сюда, привлеченные ровным климатом, свежим морским воздухом, теплым морем, пляжами, дружелюбием местных жителей, достопримечательностями и местными легендами. .

...По преданию, возвращаясь из-под Трои на родину, в Итаку, Одиссей потерял в бурях и приключениях всех своих спутников. Разгневался на Одио сея бог моря Посейдон и выбросил его на пустынный остров. В прохладном гроте этого цветущего благоухающего острова жила нимфа Калипсо. Семь долгих лет не отпускала она от себя героя, обещала даровать бессмертие. Но велико было желание Одиссея увидеть дом и родных. Сколотив плот, отправился он в опасное путешествие на родину... ,

Эту легенду рассказал нам, украсив ее множеством мальтийских подробностей, шофер автобуса на острове Гоцо. Рассказал неспроста: мальтийцы называют этот остров еще и другим именем — Калипсо, полагая, что именно здесь прекрасная нимфа зачаровала Одиссея.

Немногочисленное население острова выращивает овощи, виноград, оливы, снимая по два-три урожая в год.

Бледно-желтые постройки из известняка, на фоне которых плаЯленек^ бугенвиллеи, окружены заборами из цветущих кактусов. Кстати, плоды этого кактуса, сочные и сладкие, идут в пищу.

Знание страны вряд ли может быть полным, если не побывать в домах ее жителей.

Запомнился вечер, который мы провели у Тома — рабочего сухих доков. Том и его дочь Анджела — активисты Общества мальтийско-советской дружбы, о-ни не раз приезжали в Советский Союз.

Старший сын Тома уехал на заработки в Австралию — не мог найти на Мальте работу. Во время поездок мь1 видели дома, на дверях или стенах которых изображены кенгуру. Это дома людей, вернувшихся из Австралии на родину.

Том рассказывал о себе:

— Сухие доки — одно из самых крупных предприятий на Мальте, здесь около пяти тысяч рабочих. Доки обеспечивают ремонтом все * виды крупных средиземноморских судов. Правительство намерено и дальше развивать это перспективное предприятие. Его поддерживает наш профсоюз сухих доков, входящий во Всеобщий союз рабочих...

Семья была рада встрече с нами. Хлопотала бабушка, выставляя на стол мальтийские яства: пористый несоленый — в отличие от всей остальной еды — хлеб, фаршированные оливки, жареных мидий, марципановые чудеса. Наши разговоры касались волнующих всех людей на Земле тем: будущего детей, условий жизни, работы и, конечно, прочного мира.

Валлетта — Москва

Зсе располагало к размеренному, неторопливому знакомству со здешней жизнью: уютный поселок в сосняке на берегу Братского моря, устойчивый запах вяленой и копченой рыбы, заманчивая пристань с катерами-ботиками. Однако стоило мне встретиться с главным инженером рыбозавода Леонидом Савельевичем Орищенко, как тот сразу же, после недолгой беседы, привел меня на пристань.

— Садитесь на «Юпитер»,— предложил он,— ив бригаду вот к этому симпатичному парню. Звать его Владимир Ли. В зимовье поживете у него, с семьей познакомитесь — уезжать не захотите.

— Мне бы еще на Усть-Илимское попасть;— подал голос я.— Интересно взглянуть на молодое море.

— Устроим,— пообещал Орищенко.— Там у нас другой ас по лову — Иван Яковлевич Павлов. Целый остров у него. И зимовье тоже есть. Конкурент Володе, хотя они и друзья. В общем, в их лице одно море соревнуется с другим.'

— У нас, Савельич, старое море,— заметил Владимир,— а у них молодое.

— Ну не скромничай,— заметил Орищенко,— у тебя в учителях какой рыбак был — родной отец. Всех облавливал!

— Состарился батя...— вздохнул Владимир.

— Братское-то у нас считается устоявшимся,— объяснил мне Орищенко.— А вот Усть-Илимское только вступает в свои права. Молодежь его и осваивает.

Леонид Савельевич и Владимир в чем-то были похожи друг на друга: оба темноволосые, коренастые, сдержанные, собранные. Только у Владимира Сафроновича пошире скулы и глаза светлые. По-видимому, общее занятие накладывает на лица людей сближающий их отпечаток.

Вечером я уже был в зимовье Владимира.

Наговорившись о сложностях рыбацкого дела в Сибири, напившись

чаю у летней печки, я улегся в приготовленную постель и сразу же погрузился в сон, как в пучину таежного моря.

Проснулся затемно от негромкого, но властного призыва бригадира:

— Подъем!

Я вскочил, спросонья оделся и вытянулся перед Владимиром. А он чуть помедлил над кроватью с детьми, получше укутал их одеялом и мотнул головой на выход. • — Все уже на боте...

— За мной дело не станет,— пытался отшутиться я.

На ботике помогал бригаде чем мог: сортировал ящики, подавал рыбакам оранжевые непромокаемые робы...

Потом мне выпал свободный час, когда рыбаки стали подрезать ставной невод, то есть поднимать улов из котлов-ловушек. Я видел, какая это непростая, напряженная и захватывающая работа: ловкие движения людей в оранжевых костюмах, пока-чиванья лодки в зелено-лиловых волнушках, трепет замысловатых сетей, серебристые взблески рыбы, зигзаги чаек... Мне казалось, что улов невелик — так быстро рыбаки -сбрасывали рыбу на дно лодки.

Однако, когда они подплыли к боту, все дно лодки было устлано сорогой, окунем, хвостатыми поЛень-ями-щуками и бронзовочешуйчатым лещом.

— Подавай ящики! — весело скомандовал мне бригадир, и я снова включился в работу, успев спросить:

— Как улов, по вашим меркам?

— Добрый...

На Братском море я бывал много раз. Приходилось здесь встречаться и с моряками, и с лесозаготовителями. Так что и мой выход с рыбаками стал как бы продолжением начатого когда-то знакомства с людьми этого обширного края.

Но на этот раз, когда я собирался в поездку, начальник Иркутского рыбокомбината Степан Степанович Козулин посоветовал мне побывать и на новом море — Усть-Илимском.

28

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?