Вокруг света 1983-09, страница 22




Вокруг света 1983-09, страница 22

В старомодном отеле, огромном, расползшемся на целый квартал по Коннектикут-авеню, кишели люди в темно-оливковых мундирах. Мелькают коротко стриженные затылки, проносятся бравые вестовые, топоча высокими шнурованными армейскими ботинками. Генералы, полковники, подполковники... Они подкатывали к подъезду отеля в «линкольнах» и «крайслерах», наезжали целыми автобусами, деловито шагали куда-то по красным коврам, тепло приветствовали встречавших их солидных джентльменов в штатском.

«Ежегодный съезд АА США», «АА США салютует вам!», «Посетите выставку АА США!» — объявляли развешанные по стенам плакаты. Стрелки-указатели звали куда-то вниз, приглашали на ступени эскалатора. Я встал на движущуюся лестницу и, спустившись, оказался... перед жерлом здоровенного орудия. Пушка была, по-видимому, настоящая — металлическая, выкрашенная в темно-зеленый цвет. Она высовывалась из башни танка-макета — фанерного, но весьма грозного на вид.

— Прекрасная убойная сила,— услышал я из-за плеча вкрадчивый голос.— Обратите внимание на программное устройство... Высокая точность... Радиус поражения... Максимум огневой мощи на каждый вложенный доллар.

Передо мной стоял молодой человек в хорошо отутюженном костюме со значком экскурсовода на груди. Он приветливо улыбался и был готов, видимо, продолжать гимн чудо-пушке.

Но дослушать вкрадчивого гида не удалось. Меня уже тащил за рукав пожилой дядя с лицом бывшего боксера. Он явно хотел, чтобы я ушел из-под прицела пушки и перебазировался туда, где народ толпился возле красочного панно, изображавшего битву вертолетов с танками. Надпись над панно гласила: «Атакуй, чтобы выжить!» Хрипловатым голосом бывший боксер принялся внушать мне, что если уж воевать, то, конечно же, сидя в вертолете, а вовсе не в кабинетанка.

Не без усилий оторвавшись от боксера, я отошел в сторону. Огляделся...

В выставочном зале отеля «Шератон парк» мне приходилось бывать и прежде. Но такого я еще не видывал. Все пространство огромного зала, разделенного временными перегородками на секции, занимала военная техника: пушки, пулеметы, ракеты, снаряды, броневики — либо натуральные, либо в виде отлично выполненных моделей. Тематика цветных, во всю стену фотографий тоже была под стать — военно-парадной.

Над стендами значились названия фирм, рекламирующих свою продукцию: «Дженерал дайнемикс», «Лок-хид», «Боинг», «Дженерал моторе», «Хьюз эйркрафт», «Рокуэлл Интернэшнл», «Дженерал электрик», «Грум-ман», «Рейтеон», «Литтон индастриз»,

«Юнайтед текнолоджиз», «Мартин-Мариетта», «Чемберлейн»...

И всюду буквы: «АА США»...

Стендист компании «Нортроп» мистер Берард, отставной полковник, работающий в военном концерне, объяснил мне наконец, что означают эти письмена. АА США, растолковал он, означает Ассоциация армии США. Выставка, оказывается, приурочена к проходящей в гостинице ежегодной конференции этой организации.

Так вот оно что! Я случайно попал на оружейный базар, на ярмарку главных подразделений военно-промыш-ленного комплекса.

Ведь Ассоциация армии США, объединяющая в своих рядах профессиональных военных, фабрикантов оружия и связанных с военщиной политиканов, так же как и аналогичные ассоциации содействия военно-морскому флоту и военно-воздушным силам, служит не только неофициальной формой смычки заказчиков и поставщиков вооружения, но и политическим рупором милитаристских кругов, одним из рычагов воздействия на общественность в пользу дальнейшего раздувания военного бюджета, запуска в производство все новых и новых систем массового уничтожения.

Военно-промышленный комплекс...

Говоря о ВПК, надо иметь в виду не только военщину и фабрикантов оружия, но и смыкающихся с ними политиканов-«ястребов», завзятых антикоммунистов из академического мира и внешнеполитических ведомств. Это они, захватив влиятельные позиции в американской администрации, толкают страну на путь безудержной гонки вооружений, провозглашают «крестовый поход» против социализма и национально-освободительных движений.

По коридорам отеля «Шератон парк» они ходили как братья — военные и штатские в деловых костюмах. Они и в каждодневной жизни связаны теснейшими узами — финансовыми, политическими, идеологическими, личными. По традиции военное ведомство возглавляет видный представитель делового мира. Уходящие в отставку пента-гоновцы находят применение своим силам в крупнейших корпорациях — подрядчиках министерства обороны. Пентагон и военный бизнес — как сиамские близнецы. И кровь, циркулирующая в их сросшихся телах,— поток многомиллиардных долларовых ассигнований.

Посетители ярмарки были оживлены и веселы. Они похохатывали, похлопывали друг друга по плечу. Казалось, все или почти все были друг с другом знакомы. Хотя ассортимент товара был необычным — орудия, боевые ракеты, пулеметы,— выставка походила на большую праздничную ярмарку в американской глубинке.

Похожесть эта была фальшивой. Американцам за пределами зала «Шератон парк отеля» сейчас не до веселья.

Задыхаются в трясине кризиса города, закрываются школы, свертываются программы медицинской помощи. И все потому, что сотни миллиардов долларов съедает военно-промышленный комплекс. На социальные нужды денег «не хватает».

Глядя на собравшихся в гостинице откормленных, довольных собою, обстряпывающих на ходу дела людей (людей как на подбор с удивительно хорошим настроением — вот что поразило меня, пожалуй, больше всего!), я невольно думал о том, каких огромных усилий еще потребует жизнь от миролюбивых американцев, чтобы истинные интересы страны восторжествовали над своекорыстными расчетами милитаристов, фабрикантов оружия и их политических патронов.

...Машина взлетает на мост через Потомак, и сразу видишь раскинувшееся на той стороне реки огромное желтовато-серое здание. Словно гигантская могильная плита, оно придавило зеленый холм. Это Пентагон, колоссальный пятиугольный ковчег министерства обороны США.

Удивительное дело! Набрасывая эскиз Пентагона, архитектор словно преднамеренно пытался бросить тень на будущих его обитателей, а не слишком интеллектуальный заказчик вроде бы этого не понял. Здание министерства обороны США — огромное, распластавшееся, с его пятью совершенно одинаковыми подъездами о шестнадцати квадратных колоннах — это скульптурное выражение военщины, палочного духа, муштры.

Пятиугольный город в городе был построен к концу второй мировой войны. Тогда считали, что трехсот шестидесяти тысяч квадратных метров площади с запасом хватит американским генералам и адмиралам. Земли было отведено, как говорится, на вырост. Тем не менее очень скоро эта каменная одежка оказалась тесной. Военное ведомство распространилось по всему Вашингтону, отхватив еще около полусотни зданий.

Но ведь министерство обороны — всего лишь штаб огромной военной машины США с ее несколькими миллионами военнослужащих, почти восемью тысячами боевых кораблей, многими тысячами самолетов, тысячами ядерных ракет, сотнями баз, разбросанных по земному шару!

Пятиугольная громадина со всех сторон окружена заасфальтированными площадками: здесь паркуются автомашины. Из них выходят солидные, исполненные достоинства люди в мундирах цвета хаки, господа в штатском с папочками в руках степенно направляются в свои офисы.

Здесь, в офисах с кондиционированным воздухом, довольные собой, щедро вознаграждаемые за труд свой пентагоновские стратеги и их помощники разрабатывают планы «защиты

20



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?