Вокруг света 1984-03, страница 48

Вокруг света 1984-03, страница 48

ки и высыпал уголь из них в закуток под горном. Сейчас же вбежал с улицы мальчик, насыпал угля в устье горна, положил сверху слиток меди, схватился за шест у мехов и стал, приседая, качать.

Мужчина надел кожаный фартук, ухватил щипцами слиток раскаленной меди и бросил его на наковальню. Из соседних мастерских сошлись кузнецы, встали вокпуг наковальни и словно волна побежала по кругу: взлетел кверху молот одного, ударил второй, третий, четвертый... Точность и слаженность движений были поразительны: только отскакивали молотки, замирая на мгновение над головой.

Мастер, держа слиток щипцами, подставлял его под удары то одной, то другой стороной. И чудо вишнево светясь, на наковальне рождалась чаша. Голые потные торсы кузнецов краснели от пламени горна. Чаша под их молотками становилась все тоньше, изящней, словно распускался весенний мак. Но вот металл начал сереть, остывая. Выхватив чашу из-гГод молотков, мастер кинул ее в огонь.

Кузнецы сложили у стен молотки и сели отдыхать.

— Что? — посмотрев на меня, усмехнулся кузнец.— Интересно?

— Разве это работа? — отозвался мастер Наги Алиев, прикуривая от раскаленных щипцов. - Вот они помнят,— кивнул он на кузнецов. Те сидели, сложив стынущие руки на коленях. Их раньше не пять, а двенадцать в круг становилось. Били все в одну точку. Как будто часы. Не мастерская - завод был!

Мастер подошел к горну, вытащил чашу и, осмотрев ее, снова кинул в огонь.

— А рисунки на чаше будут? — спросил я.

Наги снял с гвоздя позеленевший подойник.

— Прадед мой делал рисунки.

На подойнике — звери, птицы с раскрытыми крыльями, женщины, оплетенные вьющимися узорами трав, цветов и старинных одежд. Кузнецы окружили Наги. Кто-то перевернул подойник вверх дном.

— Здесь клеймо мастера,- пояснил Наги.

На дне подойника круг и вязь арабских букв в орнаменте. Наги опустил тряпку в кислоту, провел ею-по ме ди. Зеленые окислы зашипели, и проявилась надпись.

— «Работа мастера Лезги Али, переводил Наги.— Мы уходим, мир остается. Мы умрем, это останется памятью. Во имя аллаха, во имя будущей жизни — вот что сделано мною и останется целым, пока на земле длится жизнь. Да благословит бог того, кто это сделал...»

— Вот за этим горном прадед работал. Сто десять лет старик прожил...

— А ты. Наги, сможешь сделать такие рисунки?

— Я? — усмехнулся мастер — Я и человека из меди могу сделать. Толь-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?