Вокруг света 1984-06, страница 35




Вокруг света 1984-06, страница 35

виги идет твой верный раб!» — пронеслось в его голове.

Всколыхнись, отчий край!

Ночь уходит — вставай!

Левая рука бандита уже тянулась к кольцу.

Был в цепях ты, но цепи разбиты в

бою,

О свободе твоей, край любимый, пою!

Пора! Он дернулся и тут же почувствовал на запястьях чьи-то крепкие руки.

— Тихо,— услышал сзади властный голос.— Пусть люди дослушают песню. А «игрушки» эти мы у тебя отберем.

Несор-доку вырвал у бандита гранаты и передал товарищам.

Век за веком тянулся насильственный

сон —

Беспробудным, могильным казался

нам он...

Но теперь пробуждения факел

зажжен.

Певец даже не заметил, что произошло у сцены. Он спокойно допел песню «Вставай, родина!» и уступил место другим. После концерта Кадыр показал певцу гранату, едва не оборвавшую его жизнь. Юноша осторожно подержал ее на ладони, недоверчиво улыбнулся...

Душмана уводили с базарной площади. Гулям Сахи дико озирался по сторонам, словно искал кого-то. Ведь Каюм обещал, что площадь будет окружена его людьми, которые поддержат огнем. Где же они? Почему не стреляют? Его предали? Да, да, Гулям Сахи понял: его послали на верную смерть. Он упал в пыль и стал кататься по земле в припадке истерики...

Из Кабула приехал Назар Мухаммад, заведующий военным отделом Центрального Комитета ДОМА. Прямо с аэродрома, несмотря на поздний час, он на такси приехал в провинциальный комитет, зная, что Кадыр часто остается ночевать в своем кабинете. Тот встретил его упреками:

— Не стоило так рисковать, товарищ Назар. Ведь таксисты порой связаны с бандитами.

— Голый дождя не боится,— отшутился Назар.

Кадыр поставил на электроплитку чайник, потом вспомнил, что дело это безнадежное: минувшей ночью душманы взорвали линию электропередачи. Тока не было, поэтому пришлось идти к солдатам охраны, просить у них примус.

Кадыр зажег керосиновую лампу, предварительно плотно зашторив окно, проверил, заряжен ли автомат.

— По-фронтовому живете,— заметил, широко улыбаясь, Назар.

— Все может случиться. Не проходит ночи, чтобы бандиты нашу бдительность не проверили.

Сели пить чай. Кадыр не спрашивал гостя, зачем он приехал,— это не принято. Скажет сам, когда время придет. Ясно, что приехал по делу.

— Что нового в Кабуле?

Назар взял из тарелки закатанный в сахар орешек, покрутил его между пальцами.

— Новостей много. Воюем с душманами. Есть решение о формировании молодежных батальонов и о создании подпольных комитетов ДОМА в тех районах, которые пока контролируют банды.

Но я не по военным вопросам приехал,— продолжал Назар, с удовольствием прихлебывая горячий чай.— Партия призвала нас активнее участвовать в экономическом строительстве. Душманов разгромим, выметем с нашей земли. Вот надо загодя и подумать о восстановлении народного хозяйства. Многие фабрики не работают. Мосты взорваны. С соляных копей рабочие разбежались. Надо налаживать экономику, приводить в порядок заводы и фабрики. Здесь революция полагается на наши руки, а вернее, на наш энтузиазм.

Назар рассказал о том, как первый ударный отряд молодежи работал на угольной шахте «Каркар» под городом Пули-Хумри. Скомплектовали его из добровольцев: двести юных жителей Кабула, в основном студенты и лицеисты, изъявили готовность безвозмездно помочь революции. Прекращение добычи угля среди зимы лишило бы «хлеба» фабрики и заводы, остались бы без света и тепла десятки тысяч жилищ.

Отряд получил автоматы и боеприпасы. Командовать им было поручено Назару.

Зимним вечером парни приехали в горняцкий поселок, окруженный горами, в которых скрывались бандитские шайки. Как раз накануне душманы совершили очередной налет на шахту, убили нескольких горняков, некоторых увели с собой, взорвали здание шахтоуправления. За последний месяц шахта не выдала ни одной тонны угля.

— Никогда не забуду тот первый день,— рассказывал Кадыру Назар.— Нас молча окружили горняки. В их взглядах я читал недоверие. «Поглядим,— говорили глаза рабочих,— насколько хватит вашего энтузиазма!» Тяжелые были взгляды. Дул пронизывающий ветер, косо летел густой мокрый снег. Шахтеры терпеливо кутались в потрепанные накидки и безмолвно смотрели на нас. Я понял, что не следует сейчас митинговать. Только наши конкретные дела могли вернуть им надежду. Мы выставили вооруженные посты и расположились на ночлег прямо на цементном полу разрушенного здания. Утром часть ребят взялась за ремонт построек и оборудования, остальные спустились в забой.

Так родился молодежный коллектив, какого еще не знал Афганистан. День за днем в тяжелом труде, в перестрелках с душманами, на бурных собраниях и митингах выковывался характер бойца ударного отряда. Беззаветная преданность революции, кристальная честность, отвага и стойкость. Случалось и

дезертирство. Не все выдержали испытание тяжелым трудом, холодом и смертельным риском. Но сбежали единицы, и их малодушие только сплотило отряд.

— Рядом, плечом к плечу,— говорил товарищ Назар,— рубили уголь сын министра иностранных дел Кармаль Дост и вчерашний беспризорник Шамсуддин. Лицеист Вахид, поднявшись из забоя, спешил помочь строителям наверху, а студент-филолог Кожбан после вахты брался за выпуск стенной газеты, которая называлась «Герой».

Совсем по-другому пошли теперь дела на шахте, она стала подлинно революционным предприятием. С появлением отряда план был перевыполнен почти в полтора раза. Молодежь восстановила все, что разрушили душманы. Отряд заготовил сто пятьдесят тысяч штук кирпичей, более полутораста кубометров строительного камня. Ребята были забойщиками, проходчиками, грузчиками, строителями, а ночью частенько брали в руки оружие, чтобы защитить шахту. Отношение рабочих изменилось быстро: авторитет ударного отряда звал и их трудиться по-настоящему, без оглядки на душманов.

— Центральный Комитет ДОМА,— закончил рассказ Назар,— обязал все молодежные организации поддержать почин кабульской молодежи. У нас наслышаны о том, с какой пользой работает гератский агитотряд. Но надо идти дальше, пора приниматься за экономику.

— Ударный трудовой отряд...— в раздумье протянул Кадыр.— Добровольцы у нас найдутся, в этом я нисколько не сомневаюсь, но нам требуется настоящее, важное дело.

— Правильно! Если ты поручишь ребятам улицы подметать, то их энтузиазма ненадолго хватит.

— Нам нужна своя шахта,— загорелся Кадыр.— То есть такое задание, выполнить которое было бы честью для нашей организации. Чтобы каждый член ДОМА понимал, как необходима революции его помощь!

— Дело такое есть,— подхватил Назар.— В Кабуле меня просили передать: требуется срочная помощь на разгрузке и сортировке грузов, поступающих для республики на станцию Торгунди. Там скопилось сырье для текстильных фабрик, запасные части к комбайнам, продовольствие, одежда... Работы очень много. Нужны сильные рабочие руки.

— Мы слабых не держим. Завтра же соберем актив.

...Через несколько дней из Герата уходила колонна автомашин. В кузовах, крепко обняв друг друга за плечи, стояли молодые парни.

Утро выдалось солнечным и теплым, хотя был февраль, а это время самой неустойчивой погоды. Проводить трудовой отряд собралось много людей. Слушая темпераментных ораторов, выступавших с платформы грузовика, превращенного в трибуну, разглядывая радостные молодые лица добровольцев,

3 «Вокруг света» № 6

33



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?