Вокруг света 1985-10, страница 8

Вокруг света 1985-10, страница 8

-

' ■ J S ^^ St *

. * * v Ч * •

ШШвОЖ- • - •• • " '* ■ -

••* - • .г ■ А'

V

fiVr >

МИХАИЛ РОДИОНОВ, кандидат исторических наук Фото автора

ЛЕЙПЦИГСКИЙ БЕДУИН

АБДАЛЛАХ ШТАИН

Наконец-то я на родине Абдаллаха!

— Ахлян, йа Миша! Добро пожаловать, о Миша! — приветствует меня бедуин из племени шаммар-джерба, имеющий девять братьев бедуинов и прочую несчетную родню по восходящей и нисходящей линиям.

Мы стоим у входа в знаменитый погребок Ауэрбаха, где изображена одна из сцен «Фауста» Гёте, Здесь Мефистофель ввел своего подопечного в компанию гуляк-студентов, извлек из досок стола фонтаны изысканных вин, обернувшихся огненными языками, и

улетел вместе с Фаустом к ведьмам на гору Брокен. В память об этой истории в вестибюле установлена бронзовая пара — обольщающий Мефистофель и задумчивый доктор Фауст в широкой мантии. Бронза черная, но левый башмак доктора горит золотом. Мимо проходит парень в джинсах и свитере. Рукавом проводит по сияющему металлу и здоровается с Абдаллахом:

— Добрый день, герр доктор.

— Наш местный обычай.— объясняет тот, кивнув юноше.— Чтобы хорошо сдать экзамен, студент должен почистить башмак доктору Фаусту.

Абдаллах знает, что говорит: сам выпускник Лейпцигского университе

та — он же доктор Лотар Штайн. Сын пекаря из пригородной деревеньки Мелькау, директор Лейпцигского музея этнографии, он был усыновлен бедуинами и получил новое имя Абдаллах — дословно «раб Аллаха», или просто «человек».

Но произошло это не сразу.

Сначала Штайна посылают в Судан— пополнить коллекции Лейпцигского музея этнографии, почти целиком уничтоженные во время второй мировой войны. Потом аспирантура в институте имени Юлиуса Липса при Лейпциг-ском университете и другой университет— Багдадский; усиленные занятия арабским языком. И только после этого он отправился к бедуинам.

— Нельзя быть гостем у бедуинов много месяцев подряд,— так любит это объяснять Лотар-Абдаллах. — Обычай пустыни заставляет их ежедневно резать барашка и устраивать торжественную трапезу. Г ость входит — все поднимаются, гость выходит — опять все встают. Гость кончил еду, и сотрапезникам далее вкушать пищу не пристало. Накладно получается. Куда проще принять гостя в члены племени и подарить ему десятка два овечек. Так и произошло со мной более двадцати лет назад. Мои овечки, должно быть, превратились в порядочное стадо!

Он говорит о себе с юмором, и совершенно ясно, что не только соображениями экономии руководствовались гостеприимные и гордые шаммары. Вот как написал Лотар Штайн в своей книге «В черных шатрах бедуинов»:

«Разумеется, бедуины принимают в свои ряды не каждого. Предварительно он должен подвергнуться хотя и незаметным, но очень серьезным испытаниям. Я должен был участвовать вместе с ними в скачках без уздечки и стремян,

\оОиллак Лотар Штайн со своими со-п п-миннниками шаммар-джерба.

Самовар пришел в свое время из России. Но стал настолько своим в Йемене, чго сменил имя на «самауар»

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?