Вокруг света 1988-11, страница 48

Вокруг света 1988-11, страница 48

Компания вложила огромные средства в создание Азиатского института ювелирных наук. Занимаясь исследованиями, институт работает по принципу самоокупаемости. К примеру, если клиент желает проверить подлинность купленного камня, каратность, узнать подробнее о его достоинствах и недостатках — пусть платит двадцать долларов, и специальная лаборатория института ответит на все интересующие его вопросы и выдаст авторитетный сертификат.

Президент фирмы пригласил меня посетить бангкокское предприятие. Вот уж где поистине выставка «са-мых-самых» новинок оборудования. Специальные отделы заняты сортировкой драгоценных камней, поисками наиболее эффектной оправы. Решая судьбу дорогого камня, специалисты изготавливают в цвете чертежи вариантов оправы, лепят модель будущего изделия. Иногда отливают несколько вариантов оправы в серебре. Только после этого крупные камни оправляют в золото, вновь полируют и отправляют в Европу или Америку.

...В зеркале заднего вида опять появились машины с примелькавшимися номерами. Опять «ведут». На бензозаправках охранники подходили и вежливо интересовались, каким путем и куда я намерен поехать дальше — на близлежащий курорт или обратно в Бангкок. И только доведя мою старенькую «тойоту» до поворота на столичную автостраду, конвой отстал.

Всю дорогу меня допекала неотвязная мысль: почему нерасполагающий богатыми месторождениями драгоценных камней Таиланд сумел в короткий срок превратиться в одного из крупнейших поставщиков ювелирных изделий в мире? Лет за двадцать экспорт подскочил в девять раз! А за последние два года составил 520 миллионов американских долларов. И при этом страна импортирует алмазы и другое исходное ювелирное «сырье».

Главная причина успеха — это я твердо понял — в изобретательности таиландцев, в умении быстро принимать решения и сразу же претворять их в практику. Таиландцы перенимают не только зарубежную технику, но и передовые методы труда. И примитивное толкование проблемы — дело, мол, лишь в дешевизне рабочих рук — принимать как-то не хотелось... Хотя свидетельством обесцененного труда искателей сокровищ были увиденные мною прииски возле далекого городка Чантхабури, на берегу мутно-желтой реки...

В Бангкоке, проезжая мимо витрины фирменного ювелирного магазина мистера Хо, я увидел живую рекламу его драгоценного товара: девушек-танцовщиц в затейливых коронах-кокошниках, сверкавших даже в тени козырька над окном магазина. Но теперь я знал, что эти разноцветные «драгоценности» просто из стекла.

Чантхабури — Бангкок

СТЕЛЛА ЯМОНТ

Неведомая сила раскачивает меня как маятник: влево, вправо, мягко тянет вперед, клонит назад. Вдруг с ужасом осознаю, что падаю Но нет, что-то надежно удерживает меня в наклонном состоянии. Представляю, как нелепо выгляжу со стороны. От этой мысли неожиданно становится весело. И тут таинственная сила вновь возвращает меня в вертикальное положение.

— Вы сейчас впервые ощутили действие мысленной суггестии — бессловесной формы внушения,— доносится до меня голос стоящего сзади экспериментатора...

С такого эпизода несколько лет назад началось мое знакомство с Альбертом Венедиктовичем Игнатенко, действительным членом Всесоюзного общества психологов, автором и исполнителем программы психологических опытов «Твои возможности, человек». С тех пор я стараюсь бывать на всех выступлениях Игнатенко. Не веря ни в какие чудеса и сверхъестест

венные силы, я столкнулась с необъяснимым, а значит, невольно притягивающим. Очевидно, такое может случиться с каждым. Я захотела разобраться и понять, что происходит со мной во время сеанса Альберта Игнатенко. Вскоре встречи с ним уже проходили за кулисами, а беседы стали более доверительными. Теперь на психологические опыты Альберта Венедиктовича я смотрю несколько иначе, без вспышек эмоций, хотя тайна остается во многом неразгаданной. К счастью, сегодня исследователи вплотную занялись изучением такого рода аномальных природных явлений, но пока...

Сколько цифр мы можем запомнить, если нам их не показывают, а диктуют? И довольно быстро — каждые две секунды по двух- или трехзначной цифре. Опыт показывает — в лучшем случае восемь. Игнатенко запоминает сразу более сотни цифр и безошибочно называет их даже в обратном порядке. Ему хватает одного мгновения, чтобы взглянуть на квадрат из 25 ячеек, заполненных цифрами, и потом назвать по памяти ряды чисел по вертикали, горизонтали, по диагонали и периметру.

Подобных примеров известно немало. Математик Леонард Эйлер, например, знал на память шесть степеней любого числа до 100. Академик Иоффе никогда не пользовался таблицей логарифмов, она была «сфотографирована» в его памяти. Да и я знаю людей, которые решают математические задачи, делают сложнейшие расчеты быстрее вычислительной машины. Что же, значит, такие способности даны человеку, как говорится, от бога? Наполовину, наверное, это так, но остальное достигается постоянными тренировками, которые развивают и укрепляют память.

Будучи школьником, Альберт Игнатенко случайно оказался на концерте известного в то время артиста Ад-лерова. Тот на память «читал» заполненный вызвавшимся добровольцем из зала квадрат из 16 чисел. Молодость всегда самонадеянна, вот и Игнатенко после того представления решил добиться таких же результатов. Но не знал, как это сделать, и шел, что называется, вслепую, запоминая все подряд: числа, слова, названия улиц, номера домов, а перед сном, уже лежа в постели с закрытыми глазами, старался раскрутить «ленту» прошедшего дня до самых мелких деталей, обстановку, людей, разговоры, звуки... И так каждый день на протяжении нескольких лет, пока не почувствовал, что по своему желанию мог запомнить все, что хотел.

Сейчас уже известно, что человеческий мозг может многое. Как утверждает известный математик и кибернетик фон Нейман, человеческий мозг может вместить 10 20 единиц информации. То есть человек способен запомнить всю информацию, заключенную, например, в миллионах томов Библиотеки имени В. И. Ленина, имеющей одних книжных полок более

46

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?