Вокруг света 1988-11, страница 58

Вокруг света 1988-11, страница 58

— «Десять» — это число,— объяснил Куртин.— И «пять» — число.

— А-а,— понимающе улыбнулся индеец.— Это — правда, но только наполовину. «Десять» — ничто, и «пять» это ничто! Вы говорите про десять пальцев, про пять фасолин или о трех курицах, правда?

— Верно,— вступил в разговор Говард.

Индейцы рассмеялись: их поняли! И тот же индеец пустился в объяснения:

— «Десять» сказать нельзя. Всегда надо сказать, чего «десять». Десять птиц, или десять деревьев, или десять воинов. А когда говорят просто «десять», «пять» или «три» и не говорят чего, то выходит дырка, внутри которой пусто.

И они снова рассмеялись. Помолчав довольно долго, индеец перешел к делу:

— Мой сын упал в воду, но мы его сразу же вытащили. Я не верю^что он умер, хотя сын не просыпается. Вы, конечно, читали книги и знаете, что нужно делать в таких случаях?

Говард спросил:

— Когда ваш сын упал в воду? Вчера?

— Нет, сегодня днем.

— Хорошо, я пойду с вами и посмотрю, что с вашим сыном,— сказал Говард.

...Вскоре его привели в дом, построенный из высушенных глиняных кирпичей. На столе в большой комнате лежал мат, а на мате — юноша.

Говард внимательно осмотрел его, приподнял веки,

заговорить. Под всеобщее молчание Говард взял свою шляпу, надел ее и, попрощавшись, пошел к двери. Никто его не удерживал. Только отец последовал за ним и протянул руку со словами:

— Большое спасибо, сеньор,— и вернулся к сыну.

Уже спустилась ночь, и Говард с трудом отыскал своих.

— Как это у тебя получилось? — спросил Доббс, после того, как Говард рассказал о благополучном исходе лечения.

— Пустяки,— ответил Говард.— Сделал искусственное дыхание, он и очнулся. Парень был в шоке. И наверняка часа через два поднялся бы сам, без всякой помощи. Ну, наглотался немного воды... Вы мне хоть немного мяса оставили?

Они отправились в путь еще до восхода солнца. Рассчитывали вскоре достичь Томини и пересечь затем плоскогорье.

После полуденного отдыха вновь навьючили ослов и собрались было вывести их на дорогу, как Куртин крикнул:

— Что там стряслось? Нас вроде бы преследуют!

— Где? — спросил Доббс.— Да, теперь вижу. Верховые индейцы. Может, они не по нашу душу. Захотели, например, размяться или на базар торопятся. Всякое бывает...

Прошло совсем немного времени, и всадники оказались рядом. Среди них было четверо индейцев, которые вчера вечером нанесли визит, кроме них — еще двое, которых Говард видел в хижине.

j

П

прислонил ухо к груди, ощупал руки и ноги и затем сказал:

— Попробую-ка привести его в чувство.

Минут пятнадцать он делал юноше искусственное дыхание. Затем велел обложить его тело горячими компрессами и стал растирать юноше руки и ноги. А когда снова приложил ухо к груди, ощутил, что сердце юноши стало биться ровнее. А вскоре он уже сам сделал несколько глубоких вздохов — и задышал равномерно.

Мужчины и женщины, находившиеся в хижине, наблюдали за действиями Говарда, не произнося ни звука. Только две женщины, подогревавшие воду для компрессов, изредка роняли шепотком словечко-другое. И даже когда юноша окончательно пришел в себя, никто не осмелился

Индейцы поздоровались, и один из них спросил:

— Извините, сеньоры, но почему вы бежите от нас?

Говард улыбнулся и проговорил:

— Мы не бежим. Просто нам необходимо продолжить путь, мы торопимся в город. Там у нас важные дела, и мы очень спешим.

— О-о,— протянул индеец, сына которого выхаживал вчера Говард.— Дела подождут. Дела спешными не бывают. Дней много: после сегодня придут еще завтра и послезавтра. Но сначала я должен пригласить вас в гости! Не могу же я просто так вас отпустить. Вы вернули жизнь моему сыну. И поэтому обязательно должны погостить у меня. Две недели.

— Благодарим вас от всего сердца,— сказал Говард.—

56

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?