Вокруг света 1988-11, страница 9

Вокруг света 1988-11, страница 9

I

и разноречивость научно-методических подходов к их деятельности.

Территория Забайкальского парка в значительной мере занята дикой тайгой, в которой иные специалисты склонны по-прежнему видеть не драгоценное достояние государства, а как бы «бросовые земли», которые необходимо срочно «освоить». И вот возникают, начинают оформляться в чьих-то ответственных головах планы строительства в Чивыркуйском заливе гостиницы «Интурист», причем не где-нибудь, а в живописной бухте Сорожья между Курбуликом и Ка-туныо. Пока что там имеется только временная стоянка туристов, для которых нынешним летом поставили дощатые общественные туалеты. Мера, заметим, правильная, но почему же эти сооружения стоят возле самого уреза воды, отнюдь не украшая прибрежный ландшафт? Казалось бы, сущий пустяк, на него и внимания никто не обращает, но ведь именно так и проявляется экологическое бескультурье (да и санитарное тоже), которое подчас оказывается губительным для природы.

Но гостиница «Интурист» уже не временная стоянка с кострищем и дощатым туалетом. Это дорога, коммуникации, очистные сооружения и прочее. Проектанты, конечно, могут сказать немало красивых слов о культурно-оздоровительных задачах парка. Но вспомним, ведь и завод в нынешнем Байкальске тоже строился ради высоких принципов и с весьма громкими словами.

Чивыркуйский залив — это сердце байкальской природы, и его надо всячески оберегать от любых дополнительных нагрузок и напастей. Вот почему так тревожат замыслы, исходящие от Союзгипролесхоза и Ленгипрогора, работающих над проектом устройства Забайкальского национального парка. Задача его вовсе не в том, чтобы «окультурить» ныне дикое побережье Байкала, он призван прежде всего сохранить его первозданную природу.

Очень настороженно относятся жители Курбулика к уже разработанным планам развития этого поселка и прокладке сюда автодороги (в Кур-булике намечено поместить конторы двух лесничеств национального парка). Такое строительство неизбежно нанесет немалый ущерб, а главное — откроет доступ в глубь территории Святого Носа, на побережье залива, на те участки, которые пока еще труднодоступны. Проектировщиков и работников национального парка, ратующих за благоустройство деревни Курбулик, за трассы и комфорт, можно понять. Действительно, для многих людей так будет удобнее. А для природы? В национальном-то парке ее интересы, казалось бы, должны быть на первом плане. Ведь центры лесничеств можно было бы разместить не в Курбулике, а в Монахове, куда уже сейчас проходят автомашины.

Главным принципом для парка

должна стать великая «заповедь Гиппократа»: не вреди, не сделай хуже, чем есть.

Кто спорит, и в национальном парке должны быть кемпинги, гостиницы и турбазы. Но разве мало места для них хотя бы на побережье огромного Баргузинского залива с его пока пустынным на большом протяжении берегом? Почему же возникает неуемное желание обязательно добраться до самых дальних, заветных мест, приблизить их, обжить и освоить? Когда строители БАМа говорят, что пришли на пустое место, где была одна тайга, их можно простить за экологическое невежество, они не понимают, что таежная фабрика жизнеобеспечения важнее сейчас, чем иные достижения прогресса. Но когда удар тайге наносят проектировщики национальных парков, этому нет оправдания.

И других проблем у парка немало. Пока его «власть», по сути, распространяется только на сушу, на таежные угодья, где раньше охотились промысловики, а теперь — сами охранники, работники парка. Они это делают с благословения науки — для регуляции численности зверей. Но, думается, можно повременить с «регулированием». Не мешало бы дать зверью и птицам отдохнуть в парке от многолетнего преследования — во всяком случае, на территории многострадального Святого Носа. Тем более что научная работа в парке только начинается...

Заповедные участки пока не выделены. Ими должны стать в первую очередь Ушканьчики и все острова Чивыркуйского залива, а впоследствии и такие уникальные места, как мелководья вокруг Большого и Малого Калтыгея и дивная Онгоконская бухта. Сегодня этот шаг, к сожалению, нереален, потому что здесь ведется интенсивный лов рыбы и нер-повка. Но в будущем... Мне вообще виделся бы в будущем единый национальный парк на Байкале и более того — единый межведомственный хозяин этого озера.

...Тихо угас день, наступил вечер, а за ним пришел и черед лунной ночи. В каждой местности, как известно, «своя» луна, и эта, чивыркуйская, такая полная и яркая на фоне чернеющих гор, бросающая блики на поверхность притихшего залива, была поистине прекрасна. Позднее набежали на нее негустые облачка, она виднелась сквозь ветви большой лиственницы, уцелевшей от изучения, и этот волшебный рассеянный свет, казалось, уносил из души все тягостное...

Свидание с Чивыркуйским заливом произвело на меня, человека, многое повидавшего, впечатление огромное. Давно не проникала в душу такая благодать, не доводилось зреть такой могучей природной красоты. Удастся ли сохранить ее национальному парку?

Озеро Байкал

Курьер

КИСЛОРОД ИЗ ЯНТАРЯ

Достоянием ученых часто становятся куски янтаря с комарами, мухами, пауками, муравьями, пыльцой и листиками деревьев. Однако исследователей сегодня больше интересуют образцы ископаемой смолы с включениями пузырьков воздуха. Ведь так можно непосредственно проанализировать состав древней атмосферы нашей планеты. Например, в янтаре, найденном в провинции Альберта, канадские ученые, хитроумно препарировав пузырек, определили повышенное — примерно в два раза — содержание кислорода. Возраст находки — 80 миллионов лет. Следовательно, в период мезозоя — эпоху динозавров — именно по этой причине некоторые организмы должны были развиваться активнее, чем сейчас, а другие — находиться в угнетенном состоянии.

Если анализы пузырьков воздуха в других образцах подтвердят эти данные, то ученым придется пересмотреть свои взгляды на эволюцию животного и растительного мира.

УБИТ КОРАЛЛАМИ

Путешественники-натуралисты середины прошлого века назвали город Су-дакин «Венецией Красного моря». Он был расположен на одноименном островке близ берегов Судана и славился своими дворцами в восточном стиле, каналами и оживленным портом. Сейчас к Судакину не подходят корабли, а сам город превратился в развалины.

В чем же причина упадка города, процветавшего более пяти веков? Он был завоеван Османской империей и стал важным центром торговли между Азией и Африкой. В 1860 году турецкий правитель острова приказал подновить стены крепости и зданий. Для этого на мелководье в различных районах Красного моря стали извлекать коралловые глыбы и завозить их в порт для обработки. Полипы размножились в гавани с теплой водой, разрослись и довольно быстро сделали ее непроходимой для судов. В начале нашего века в порт было трудно уже пробраться даже лодкам, на пути которых встало несколько барьеров из коралловых рифов. Город опустел и начал разрушаться. Следы каналов сейчас с трудом просматриваются среди песков, нанесенных из Африки.

ЗЕЛЕНАЯ КИТАИСКАЯ СТЕНА

Воздвигнутая еще в глубокой древности Великая Китайская стена ныне вновь стала объектом паломничества иностранных туристов. Кстати, с высоты этой стены можно увидеть, как сейчас создается другое грандиозное сооружение. Китайские специалисты взялись посадить плотный пояс из деревьев и кустарников длиной в 7 тысяч километров. Зеленая полоса защитит плодородные земли от песков и пыльных бурь. Птицы и хищные насекомые, расселенные в лесополосе, будут противостоять натиску вредителей.

7

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?